Человек, закон и деньги    

Контрольная работа способы прекращения обязательств в римском праве. Системы права и способы прекращения обязательств в римском частном праве

Прекращение обязательства — утрата силы требований как кредитора, так и должника. Способы прекращения обязательств:

смерть лиц, участвовавших в обязательстве, как физическая, так и юридическая; если обязательство носило личный характер, то этим оно прекращалось безусловно, если имущественный — то прекращалось, если обязанности кредитора и должника не переходили но наследству;

— добровольное соглашение кредитора и должника об отсутствии в дальнейшем между ними взаимных нрав и обязанностей (contractus consensus). Могло быть достигнуто строго теми же лицами, что заключили обязательство, если оно не было уступлено в порядке цессии: нельзя было согласиться о прекращении обязательств в пользу третьих лиц;

прощение со стороны кредитора, который тем самым отказывался от предполагаемых требований;

давность невостребования исполнения, которая не была долее общей исковой давности, отсчитываемой с момента, предусмотренного в обязательстве;

исполнение (или платеж). Исполнение должно было быть осуществлено теми же лицами, которые выступали в обязательстве в качестве кредитора и должника, в срок, который был предусмотрен в обязательстве или какой законом устанавливался для исполнения обязательств соответствующего рода, соответственно содержанию изначального обязательства. Специальное требование римского классического права к исполнению обязательств — соблюдение формы, или процедуры. Если обязательство возникало вследствие манципации, то и исполнение должно было происходить в тех же формах: 5 свидетелей, весовщик, произнесение торжественных слов и т. п. Если обязательство возникало вследствие nexum (под условием самозаклада), то и исполнение должно было сопровождаться той же символической процедурой и как бы снимать с должника все ранее предполагавшиеся следствия. С распространением права «доброй совести» прекращение обязательств могло быть признано и с исполнением в виде неформального платежа (solutio), но должны были представляться юридические гарантии исполнения. Для обязательств, заключенных в письменной форме, исполнение обязательно должно сопровождаться письменной же распиской о получении платежа; для обязательств, заключенных в другой форме, устных и тому подобных, можно было прибегнуть к расписке, но можно было представить 5 свидетелей исполнения;

зачет (compensatio) — случайная форма прекращения. Зачет обязательств наступал либо ipso facto, либо по соглашению сторон, либо по исковым требованиям в суде при наличии встречных требований кредитора и должника друг к другу. Абстрактный вид зачета наступал в ситуации, когда кредитор и должник сливались в одном лице (наследовал чье-то имущество). В других случаях зачет обязательств предполагал неформальную сделку или решение суда, но не все обязательства вообще подлежали зачету в любом случае: зачету подлежали обязательства встречные, одного и того же вида, ясные, однородные, зрелые (т. е. с уже наступившим сроком исполнения), действительные. Нельзя было взаимно зачесть обязательство должника вернуть долг кредитору и обязательство того построить для первого дом, взаимно зачесть требование возместить обиду и выполнить какую-то работу и т. п.

63. Натуральные обязательства

В зависимости от характера правового положения должника и правовых средств, которыми располагал кредитор для получения взысканного по обязательствам, все обязательства в римском праве делились на цивильные и натуральные.

Цивильные обязательства (obligationes civiles) — обязательства, по которым можно было требовать принудительного (вопреки воле должника) исполнения и которые пользовались исковой защитой. Из них возникали ex contractu — снабженные исковой защитой договоры.

Натуральные обязательства появились в период принципата.

Натуральные обязательства (obligationes naturalis) — фактические отношения имущественного характера, лишенные исковой защиты.

Натуральное обязательство возникало, если одна из сторон не могла выступать субъектом в этом обязательстве. Подвластные члены семьи и рабы по цивильному праву не могли от своего имени заключать сделки, быть стороной в гражданском процессе, т. е. не могли быть кредиторами, должниками, истцами и ответчиками.

Пример натурального обязательства: договорные обязательства, возникающие при заключении договоров несовершеннолетними без участия опекуна; денежный заем подвластного сына без согласия домовладыки; сделки, заключенные без соблюдения формы.

Рабы в некоторых случаях могли заключать имущественные соглашения, принимая на себя натуральные обязательства в объеме пекулия. По таким обязательствам рабы несли ответственность в полном объеме.

В соответствии с постановлением римского сената 70 г. займы, совершенные подвластными членами семьи, не имели исковой защиты, но уплаченное господином по таким займам не могло быть истребовано. В дальнейшем натуральные обязательства распространялись не только на отношения с участием рабов и подвластных, но и на отношения с участием иных субъектов.

Отношения, возникавшие из натуральных обязательств, регулировались правом народов (ius gentium).

Обязательство признавалось натуральным, когда:

— должнику можно было предъявить иск, но без принудительного взыскания по нему;

— платеж по обязательству рассматривался третейским судом;

— должника можно было путем подачи иска и принудительного взыскания заставить исполнить обязательство;

— платеж по обязательству, исполненный заведомо или по ошибке, всегда признавался действительным, а обратное истребование уплаченного не допускалось, даже если платеж был произведен с незнанием о том, что иска кредитор не имеет. Натуральные обязательства не обладали признаком, присущим цивильным обязательствам, — возможностью принудительного исполнения.

Особенность натуральных обязательств — они не пользовались исковой защитой.

Натуральные обязательства допускали новацию, компенсацию и обеспечение.

Правовые последствия натуральных обязательств были не одинаковы в зависимости от характера натурального обязательства. При всем различии правовых последствий одно из них всегда присутствовало: платежи по натуральному обязательству признавались действительными. Обратное истребование уплаченного не допускалось даже в случае незнания должником, что кредитор не имеет иска.

За истечением исковой давности натуральные обязательства зачету не подлежали.

64. Обязательства из договоров. Классификация договоров

Договор (contractus) — соглашение двух сторон о предмете, имеющем юридическое значение, т. е. такое соглашение, с которым связываются юридические последствия.

Договор как основание возникновения обязательств имел место только тогда, когда воля сторон, вступающих в договор, была направлена на установление обязательственных отношений.

Классификация договоров:

1) от того, на ком лежит обязательство: а) односторонние, в которых обязательство устанавливается только на одной стороне (например, договор займа); б) двусторонние, в которых обязательство устанавливается на обеих сторонах (например, договор найма). В синаллагматических договорах имеют место два встречных обязательства, одинаково существующих и экономически эквивалентных друг другу;

2) от формы: а) вербальные (verba — «произнесение слова») — устный договор, устанавливающий обязательство, т. е. получающий юридическую силу посредством и с момента произнесения слов. Виды:

стипуляция — взаимный обмен торжественными обещаниями, ей устанавливалось солидарное обязательство непрерывными вопросами нескольких кредиторов и одним ответом всем или вопросами нескольким должникам и ответом всех и акцессорное: сначала одному вопрос и ответ, потом другому;

устные обещания без вопроса и ответа; б) литтеральные (littere — «письмо») — обязательства, возникающие путем составления письменного акта (приходно-расходной книги);

3) от момента наступления обязательства: а) реальные — обязательство возникает путем передачи вещи. Для их совершения не требовалось никаких формальностей. Они не могут быть абстрактными и действительны лишь как имеющие определенное основание. Виды:

заем (mutuum) — заимодатель передает заемщику денежную сумму или иные вещи в собственность с обязательством заемщика вернуть их;

ссуда (commodatum) — ссудодатель передает ссудопринимателю вещь для временного безвозмездного пользования с обязательством ссудопринимателя вернуть ее в целости и сохранности;

поклажа (depositum) — поклажедатель передает поклажепринимателю вещь для возмездного хранения; б) консенсуальные (consensus — «согласие») обязательства возникают с момента достижения согласия сторон. Консенсуальный договор — договор купли-продажи (emptio-venditio) — продавец обязуется предоставить покупателю товар, а покупатель обязуется уплатить продавцу денежную цену; в) безыменные (contractus innominati) — приобретает юридическую силу после исполнения договора одной из сторон. Типы:

do ut des — «даю, чтобы ты дал», т. е. передаю тебе право собственности на вещь, с тем чтобы и ты передал мне право собственности на другую вещь;

do ut facias — «даю, чтобы…», т. е. передаю право собственности, с тем чтобы ты совершил в мою пользу определенные действия;

facio ut des — совершаю действие, с тем чтобы ты передал мне право собственности на вещь;

facio ut facias — совершаю действие для тебя, с тем чтобы и ты совершил для меня определенное действие.

Безыменные договоры: мена (каждая из сторон обязана передать вещь в собственность), оценочный (передача одной стороной другой стороне определенной вещи для продажи ее по определенной цене).

65. Заключение договора. Условия действительности договора

Процесс заключения договора различался в зависимости от того, о каком договоре шла речь.

Вербальный контракт предполагал стипуляцию в качестве необходимого условия действительности договора, чтобы инициатива его заключения исходила от кредитора в форме вопроса к должнику. После соответствующего ответа должника договор считался заключенным.

В других договорах процесс их заключения мог начинаться со стороны должника. Одна из сторон делала предложение заключить договор (аферта), другая сторона принимала это предложение (акцепт). Для заключения консенсуального договора этого соглашения было достаточно. Для заключения литтерального договора требовалось также соблюдение письменной формы договора, для реального — передача вещи.

На последних стадиях развития римского права существовало правило, что договор должен был заключаться лично сторонами. За домовладык договоры заключались подвластными и рабами, но они не являлись представителями, так как вся ответственность по заключенному ими договору ложилась на них.

По мере расширения римского государства стала сильнее сказываться потребность в институте представительства при заключении договоров. Но и тогда представительство было с непосредственным действием, т. е. с возникновением прав и обязанностей по сделкам представителя сразу в лице представляемого было не как правило, а как исключение (например, договор займа).

Условия действительности договора:

способность лиц, заключающих договор, вступать в договорные обязательства;

наличие согласной воли той и другой стороны, выраженной вовне в форме слова, письма, жеста, иногда молчания. Стороны могли выражать свою волю любым способом по своему усмотрению (консенсуальные договоры);

соблюдение установленной формы договора. Для некоторых сделок закон предписывал точно определенную форму выражения воли (манципация, стипуляция, устный, совершаемый простой передачей вещи);

законность содержания договора. Договор не должен был иметь своим предметом действие, нарушающее нормы права (например, недействительно было соглашение о ростовщических процентах), либо соглашение, противоречащее морали или добрым нравам (например, было недействительно обязательство не вступать в брак);

наличие существенных условий в договоре, т. е. таких условий, без которых договор не мог существовать и признавался незаключенным. В каждом договоре существовали свои существенные условия, и стороны обязаны были их согласовать (например, цена в договоре купли-продажи). Во всех договорах существенным условием являлся предмет договора;

наличие цели договора (causa) — материального обоснования, которое приводило к заключению договора. Договоры, связанные с определенной хозяйственной целью, назывались казуальными (например, договор купли-продажи, найма имущества). Недостижение цели в казуальном договоре приводило к его недействительности. Однако существовали абстрактные договоры, из которых не было видно, какая цель лежала в их основании, и неосуществление цели не препятствовало наступлению юридических последствий такого договора (например, стипуляция — ни на чем не основанное обещание выплатить определенную сумму денег).

66. Согласие воли и ее внешнего выражения. Заблуждение в мотивах, принуждение, обман. Пороки юридических сделок

Воля (voluntas) — желание лица получить какую-либо выгоду, достичь желаемой цели с помощью заключения сделки.

Волеизъявление — воля, выраженная вовне.

Воля к заключению сделки должна быть выражена лично, представительство не допускалось.

Полностью отсутствовала воля:

— в волеизъявлении, сделанном детьми, безумными;

— при заключении сделки вследствие шутки (jocus);

— при заключении мнимой сделки (simulatio), прикрывающей какие-то другие действия.

В этих случаях отсутствие воли к действительному соглашению презюмировалось и побочные мотивы волеизъявления не устанавливались.

Пороки юридических сделок — несоответствие волеизъявления по тем или иным мотивам действительному намерению лица.

Волеизъявление не соответствовало воле, если сделка была заключена:

1) под влиянием заблуждения (error) одной из сторон: «Ошибка лишает силы любую двустороннюю сделку». (В одностороннем волевом акте, например составлении завещания, наличие ошибки не признавалось.) Правовым заблуждением признавались:

— ошибка в личности контрагента (думал, что заключает сделку с полноправным лицом, оказалось, что с подвластным или вообще недееспособным);

— ошибка в характере сделки (полагал, что продает, оказалось, что отдает в безвозмездное пользование);

— ошибка в предмете сделки (не та вещь);

— ошибка в мотиве обязательства (незнание каких-то важных фактических или юридических обстоятельств). В основном римская юстиция отдавала предпочтение фактическим ошибкам при заключении сделки;

2) вследствие обмана (dolus) с другой стороны: «Когда для виду делается одно, а совершается другое». Обман мог заключаться как в действии — активном стремлении получить выгоду в ущерб другого, из чего, например, вытекало требование не расхваливать свой товар по недействительным качествам (купи зубной порошок — вылечишься от всех болезней), так и в бездействии (например, не отвечать, когда спрашивают, или уклоняться от участия в необходимых для определения предмета обязательства действий);

3) вследствие принуждения (под угрозой или вследствие насилия) со второй стороны или во имя второй стороны (metus). Принуждение могло быть и физическим, и психологическим, касаться не только лица, заключающего сделку, но и членов его семьи, родственников, быть адресовано не только личности, но и имуществу договаривающегося. Главное было — вызвать «душевный трепет перед настоящей или будущей опасностью». Вместе с тем эта опасность должна быть реальной (не представлять угрозу типа: «Не подпишешь — погашу звезды на небе») и существенной (не такого вида: «Не сделаешь — побью стекла в доме»), составляя «не опасение, но страх перед значительным злом». Личная субъективная пугливость не могла служить нарочитым извинением: психическое принуждение должно было составить «не опасение робкого человека, а страх, который с полным основанием охватывает и смелого человека». Принуждение не делало сделку изначально недействительной, но расценивалось наряду с причинением ущерба, и потерпевшая сторона получала право на особый иск в размере четырехкратного взыскания против стоимости предмета принудительно заключенного договора.

67. Понятие и виды вербальных контрактов

Вербальный контракт (contractae verbis) — договор, устанавливающий обязательственные отношения словами, т. е. договор, приобретающий обязывающую силу с момента произнесения определенных фраз.

Виды вербальных контрактов:

1) стипуляция — устный договор, заключенный посредством вопроса будущего кредитора и совпадающего с этим вопросом ответа со стороны лица, соглашающегося быть должником по обязательствам. Это словесная формула, в которой лицо, которому задается вопрос, отвечает, что он сделает то, о чем его спросили:

— spondes? spondeo — обещаешь? обещаю;

— dabis? dabo — даешь? даю (дашь? дам);

— facies? faciam — сделаешь? сделаю. Стипуляция порождала только одностороннее обязательство, т. е. одной стороне по договору принадлежало только право, а другой — только обязанность.

Для установления обязательств стипуляция требовала определенной формы. Но и по содержанию вытекающие из нее обязательства рассматривались формально. Должник был обязан исполнить лишь то, что буквально вытекало из вопроса и ответа. Формальный характер стипуляции проявлялся в том, что ее действие ограничивалось только непосредственно участвовавшими в ней сторонами. Нельзя было возложить по стипуляции обязательство на третье лицо, которое не участвовало в ее заключении. При стипуляции кредитор был вправе требовать с должника только сумму долга и не мог потребовать ни процентов, ни убытков, вызванных неисполнением должником своего обязательства.

Обязательство из стипуляции носило абстрактный характер. Для доказательства долга достаточно было доказать сам факт заключения стипуляции.

Для того чтобы обеспечить доказательство факта заключения стипуляции, составлялся письменный акт, удостоверяющий обязательство, который назывался cautio. Основание не входило в число ни существенных, ни случайных элементов стипуляции, что отличало данный договор от иных договоров, которые при отсутствии основания не приобретали юридической силы.

Стипуляция могла быть сложной, если на стороне кредитора или на стороне должника присутствовала множественность лиц:

корреальное обязательство — на стороне кредитора в обязательстве участвовали другие лица в качестве самостоятельных кредиторов. Несколько кредиторов задавали по очереди должнику одинаковый вопрос, а он давал один общий ответ;

солидарное обязательство — на стороне должника в обязательстве участвовали другие лица в качестве самостоятельных должников. Кредитор предлагал каждому из нескольких должников один и тот же вопрос, одному за другим без перерыва. Должники после этого вопроса отвечали одинаково по очереди;

стипуляция с дополнительным должником (adstipulatio) — при заключении стипуляции между кредитором и должником принимал участие добавочный кредитор, который стипулировал то же самое, что и основной кредитор. Платеж, совершенный адстипулятору, был действителен в той мере, как и платеж основному кредитору;

стипуляция с поручительством за должника (adpromissio) — договор, по которому третье лицо в целях обеспечения требований кредитора принимало на себя ответственность по обязательству главного должника;

2) обещание предоставить приданое;

3) клятвенное обещание услуг вольноотпущенником своему патрону.

68. Литтеральные контракты. Специфика литтеральных контрактов в римском праве

Литтеральный контракт (contractae litteres) — договор, который заключался в письменной форме.

Виды литтеральных контрактов: древнеримские литтеральные контракты.

Возникали посредством внесения записи в приходно-расходную книгу, которая велась римскими гражданами. У кредитора запись велась в графе доходов, а у должника — в графе расходов. В конце периода подводился общий итог. То есть это договор, заключавшийся посредством записи в приходно-расходную книгу либо уже существовавшего долга данного должника, либо долга другого должника, переводимого на данного. Записи в книге кредитора известной суммы как уплаченной должнику соответствовала запись в книге должника той же суммы как полученной от кредитора — в этом выражалось их соглашение. Это все делалось на основании соответствующего соглашения сторон. Запись в расходной книге становилась доказательством долга только в том случае, если ей соответствовала запись в приходной книге должника. Иное основание имели те записи требований, которые назывались кассовыми, при которых обязательство было основано на передаче вещи, а не на письме, они имели силу, не иначе как если отсчитаны деньги; уплата же денег создавала реальное обязательство. Запись сама по себе не устанавливала долг, а лишь регистрировала его. Но если по какому-нибудь соглашению с должником долг регистрировался кредитором как уплаченный, а затем заносился в книгу расходов как денежный заем, то из этого вытекал литтеральный контракт. Обязательство посредством перезаписи долга происходило также и с переменной стороны в обязательстве. «Обязательство устанавливается в письменной форме, например посредством перезаписанных требований. Перезаписанное же требование возникает двумя способами: или от дела к лицу, или от лица к лицу. От дела к лицу перезапись производится, если, например, то, что ты будешь должен мне на основании купли, или найма, или договора товарищества, я запишу тебе в долг. От лица к лицу перезапись производится, если, например, то, что мне должен Тиций, я запишу в долг тебе, т. е. если Тиций делегирует тебя мне» (Гай). Обязательство по литтеральному контракту погашалось записью получения долга. Эта форма литтерального контракта уже не упоминалась в кодификации Юстиниана;

литтеральные контракты императорской эпохи появились в связи с возникновением более простых и удобных форм записи долгов. В классический период литтеральный договор стал оформляться долговой распиской, что значительно облегчило порядок заключения такого договора. Если расписка излагалась от имени третьего лица (должника), то она именовалась синграфом (syngrapha). Синграф составлялся в присутствии свидетелей, которые подписывали его, в чью пользу он составлялся. Если расписка излагалась в первом лице и была подписана самим должником, то хирографом (chirographa). Расписка могла быть оспорена в течение 2 лет со дня ее выдачи. Не оспоренная в течение этого срока по безденежности долговая расписка получала безусловную доказательственную силу. Литтеральные контракты вышли из употребления к концу классической эпохи, когда они постепенно слились с письменной стипуляцией.

69. Консенсуальные и реальные контракты

Консенсуальный контракт (contractae consensu) — договор, который считался заключенным с момента достижения сторонами простого соглашения (nudus consensus). Передача вещи рассматривалась уже как исполнение консенсуального контракта.

Консенсуальные контракты возникли позднее остальных видов контрактов и имели наиболее важное значение в хозяйственной жизни Древнего Рима.

Использование консенсуальных контрактов свидетельствует о большом развитии хозяйственного оборота и юридической техники в конце республики. Консенсуальные контракты могли заключаться путем переписки и через посредников. «Нет сомнения, что договор товарищества мы можем заключить и посредством передачи вещи, и словами, и через вестника» (Модестин).

Особенность консенсуальных договоров состояла в том, что если в других типах контрактов, помимо соглашения для установления обязательства, требовался еще какой-то момент (слово, письмо, передача вещи), то в консенсуальных контрактах достижение соглашения являлось не только необходимым, но и достаточным моментом для возникновения обязательства. Передача вещи если и производилась, то не в целях заключения договора, а во исполнение уже заключенного договора.

Источником юридической силы этого типа договоров являлось то, что выражением воли, своим обещанием лицо уверило контрагента в своем намерении поступить известным образом. А контрагент, опираясь на это волеизъявление, запланировал свой дальнейший образ действий. Поэтому было бы несправедливо, если бы обещавший мог безнаказанно отступиться от обещания.

Этот договор давал возможность достичь общего согласованного решения там, где интересы сторон совпадают, не затрагивая вопросов, по которым имелись разногласия, и гарантируя тем самым любую сторону от принятия неприемлемого для ее решения.

К консенсуальным контрактам относились: договор купли-продажи (emptio-venditio), договор найма (locatio-conductio rei, operarum, operis), договор поручения (mandatum), договор товарищества (societas).

Реальный контракт (contractae re) — договор, который вступал в силу не с момента соглашения сторон (пусть даже и письменного), а лишь с момента фактической передачи вещи.

Специфическая форма реальных контрактов была своеобразной гарантией должника, так как обязательство не возникало до тех пор, пока передаваемая вещь не переходила в его руки.

Для реальных договоров недостаточно одного неформального соглашения, даже соглашение о будущей передаче вещи, являясь пактом, не имело юридической силы и не порождало обязательства, поэтому в случае спора судья первым делом выяснял, была ли передана сама вещь.

Отличие реальных контрактов — простота порядка совершения, так как не требовалось никаких формальностей. А при отсутствии строгой формы было исключено создание только на нее опирающегося обязательства. Реальные контракты не могли быть абстрактными и были действительны лишь как имеющие определенное основание.

К реальным контрактам относились: договор займа (mutuum), договор ссуды (comodatum), договор хранения (depositum), договор заклада.

70. Безыменные контракты

Безыменные контракты (contractus innominati) — контракты, которые возникли после того, как в римском праве сложилась закрытая система договоров (вербальные, литтеральные, реальные и консенсуальные), каждый из которых имел свое значение.

Безыменные контракты защищались претором при помощи словесных формул, используемых для выработки направленного на защиту безыменных контрактов иска — actio praescriptis verbis (иск из предписанных слов):

do ut des (даю, чтобы ты дал), например передаю вещь в собственность в обмен на другую;

do ut facias (даю, чтобы ты сделал), например даю вещь за исполнение определенной работы твоим рабом;

facio ut des (делаю, чтобы ты дал), например отпускаю раба на волю, чтобы получить за это от тебя определенную денежную сумму;

facio ut facias (делаю, чтобы ты сделал), например отпускаю на волю раба, чтобы ты освободил своего раба.

Виды безыменных контрактов:

1) мена (permutatio) — договор, по которому происходил обмен одной вещи на другую. Предметом договора мены не могли быть деньги.

Это реальный договор, он считался заключенным с момента передачи хотя бы одного из обмениваемых предметов. Только исполнивший свое обязательство имел право на иск о встречном исполнении или возврате исполненного.

Если одна сторона передавала вещь, которая ей в действительности не принадлежала и в дальнейшем была отсужена у другой стороны, договор признавался незаключенным;

2) прекарий (precarium) — безвозмездное предоставление имущества в пользование одним лицом другому лицу (прекаристу) без указания срока пользования. Возникал между богатым римлянином, который предоставлял прекарий, и малоимущим, зависимым лицом.

Прекарий имел односторонний характер, полностью зависел от решения дающего в пользование (патрона). Прекарист не имел никаких обязательств и мог быть привлечен к ответственности только за злой умысел при пользовании вещью;

3) оценочный договор (contractus aestimatorius) — договор, по которому определенная вещь передавалась одной из сторон другой для продажи по цене не менее установленной оценки, а другая сторона должна была продать эту вещь по цене не менее той, которая была установлена передающей стороной, и передать ей все деньги либо возвратить вещь, если продать ее не удавалось. Если удавалось продать вещь по большей цене, чем указано в оценке, продавец мог оставить разницу себе.

Оценочный договор применялся в отношениях крупного торговца с мелкими;

4) мировая сделка (transactio) — соглашение об окончательном определении правовых отношений путем взаимных уступок или путем отказа от притязания за вознаграждение. Мировые сделки по алиментам требовали преторского утверждения. Для поручителя мировая сделка была действительна только при его согласии;

5) дарение с наказом (donatio sub modo) — безвозмездное предоставление дарителем за счет своего имущества какой-либо выгоды одаряемому. Намерение одарить должно было быть принято одаряемым, без этого можно было не одарить, а обогатить. Эта сделка сопровождалась наказом что-либо сделать. Дарение могло быть отменено вследствие неисполнения наказа, грубой неблагодарности; дарение вольноотпущеннику могло быть отменено в случае рождения у патрона детей.

71. Договор купли-продажи

Договор купли-продажи (emptio-venditio) — договор, в силу которого одна сторона (продавец) была обязана предоставить другой стороне (покупателю) вещь (товар) в собственность, а покупатель был обязан уплатить продавцу установленную договором денежную цену.

Договор купли-продажи был направлен на переход права собственности и владения от одного лица к другому на возмездной основе.

Договор купли-продажи — консенсуальный договор, заключался посредством простого соглашения.

Существенные условия договора купли-продажи — предмет договора и цена.

Предмет договора купли-продажи — вещь как телесная (например, дом), так и нематериальная (например, право требования), но не изъятая из оборота. Предметом договора могли быть вещи как уже существующие в натуре, так и те, которые появятся или поступят в собственность продавца в будущем (договоры под отлагательным условием, т. е. обязательство возникало не с момента заключения договора, а с момента наступления обстоятельств, оговоренных сторонами договора, например созревание урожая).

Случаи предоставления вещи:

— продавец был собственником вещи — и покупатель становился собственником этой вещи;

— продавец не был собственником — и покупатель не становился собственником вещи, а собственник мог виндицировать вещь.

Признаки цены:

— денежное выражение (in pecunia numerata);

— определенность (certum) — обе стороны правильно оценивали размер цены и были согласны с ней;

— реальность (verum) — цена должна была соответствовать обычной стоимости аналогичного товара, обращающегося на рынке.

Обязанности продавца:

— передать покупателю товар, свободный от прав любых третьих лиц;

— предоставить товар надлежащего качества либо предупредить покупателя об имеющихся недостатках вещи;

— передать проданную вещь с принадлежностями и плодами, полученными после заключения договора.

Обязанности покупателя:

— принять поставленный ему товар;

— своевременно оплатить поставленный ему товар. Риск случайной гибели проданного товара лежал на покупателе.

Ответственность продавца:

— за эвикцию вещи. Эвикция вещи — лишение покупателя права собственности на вещь, полученную от продавца, вследствие отсуждения ее третьим лицом на основании права, возникшего до передачи вещи покупателю. Продавец не отвечал за эвикцию, если покупатель знал о правах эвикцирующего в момент заключения договора. При эвикции продавец обязан был вступить в дело на стороне покупателя и защитить его, если это не удавалось, он был обязан уплатить покупателю двойную стоимость отсужденного или возместить ему понесенные убытки;

— за ненадлежащее качество поставленного товара. По цивильному праву продавец нес ответственность только, когда он обещал покупателю, что вещь не имеет недостатков, в классическую и постклассическую эпоху — если продавец не знал и не мог знать о недостатках. В случае приобретения некачественного товара покупатель был вправе предъявить иск о расторжении договора и возврате уплаченной цены (actio redhibitoria) или иск об уменьшении покупной цены (actio quanti minoris).

Ответственность покупателя:

— за неоплату приобретенного им товара продавец взыскивал с покупателя стоимость проданной вещи и проценты за просрочку.

72. Договор хранения (поклажи)

Договор хранения (или поклажи) (depositum) — договор, в силу которого одна сторона (хранитель или депозитарий) принимала на себя обязательство хранить переданную ей другой стороной (поклажедателем или депозитантом) индивидуальноопределенную вещь и возвратить ее в неизменном и неповрежденном виде по окончании срока хранения.

Предмет договора хранения — индивидуальноопределенная вещь. Исключение: иррегулярное хранение.

Договор хранения — безвозмездный и реальный договор, считался заключенным с момента фактической передачи вещи на хранение.

По договору хранения вещь передавалась в обладание депозитария, он не становился ни собственником вещи, ни владельцем переданного ему по договору имущества. Использование переданного на хранение имущества квалифицировалось как кража со всеми вытекающими последствиями.

Обязанности депозитария:

— обеспечить сохранность вещи в течение срока действия договора;

— своевременно возвратить переданную на хранение вещь.

Депозитарий отвечал за умысел и грубую неосторожность. Если депозитарий пользовался вещью или не возвращал ее в срок, депозитант был вправе предъявить к депозитарию прямой иск из хранения (actio depositi directa), удовлетворение которого влекло бесчестье (infamia).

Обязанности депозитанта:

— обеспечить, чтобы его вещь не причинила ущерба депозитарию;

— предупредить депозитария об особых свойствах вещи.

Если хранение вызывало расходы или причинение ущерба депозитарию, он был вправе посредством обратного иска из хранения (actio depositi contraria) взыскать компенсацию с депозитанта.

Риск случайной гибели лежал на депозитанте.

Специальные виды договора хранения:

1) иррегулярное (необычное) хранение (depositum irregularae), при котором сданные депозитантом предметы смешивались с однородными вещами депозитария и, обезличиваясь, превращались из индивидуальноопределенных в определенные родовыми признаками (например, хранение плодов деревьев, зерна и т. д.). В этом случае по требованию депозитанта ему возвращались не те же самые вещи, а такое же количество однородных вещей. Риск случайной гибели в таком договоре лежал на депозитарии;

2) вынужденное хранение (depositum miserabile) возникало, когда депозитант был вынужден немедленно отдать свою вещь на хранение третьему лицу. Могло быть вызвано стихийным бедствием (наводнением, пожаром и т. д.). Так как депозитант был лишен возможности выбрать подходящего депозитария и проверить его добросовестность, депозитарий нес повышенную ответственность:

— отвечал за любую форму вины;

— в случае гибели или повреждения вещи, переданной на хранение, обязан был компенсировать поклажедателю двойную стоимость вещи;

3) секвестр (sequestratio), в силу которого несколько лиц отдавали вещь на хранение третьему лицу с условием, что она будет возвращена тому или другому лицу в зависимости от того, как сложатся в дальнейшем обстоятельства. Применялся в случае спора о праве на вещь. Вещь по договоренности изымалась из владения спорящих и передавалась на хранение незаинтересованному лицу, у которого она находилась до разрешения спора. За хранителем признавалось держание и юридическое владение вещью. Секвестр мог быть установлен по соглашению сторон и по решению суда.

73. Договор займа

Договор займа (mutuum) — договор, по которому одна сторона (заимодавец) передавала другой стороне (заемщику) денежную сумму или вещи, определенные родовыми признаками, в собственность заемщику, а заемщик принимал на себя обязанность вернуть такую же сумму денег или такие же вещи по истечении срока, указанного в договоре, или по востребованию.

Договор займа — реальный договор, считался заключенным с момента фактической передачи денег или вещей, до передачи соглашение сторон не влекло ни прав, ни обязанностей.

Предмет договора займа — деньги или телесные, находящиеся в обороте вещи, определенные родовыми признаками (зерно, масло, кирпич и т. д.). Не признавался заем, например, в отношении обязательств, сервитутов, индивидуальноопределенных вещей и т. д.

По договору займа вещи передавались в собственность заемщика, причем была необходима реальная передача вещи в прямое обладание и специальное согласие об условиях займа.

Договор займа заключался в форме:

— сделки nexum (в древнейшее время) — путем совершения особого обряда (gestum или negotium per aes et libram) с помощью куска меди и весов, при появлении чеканной монеты — с помощью торжественной формулы;

— стипуляции (взаимного обмена торжественными обещаниями);

— обыкновенной письменной форме.

Договор займа — односторонний договор, т. е. у заимодавца не было обязанностей перед заемщиком, было лишь право требовать от заемщика возврата определенной договором суммы или вещи; у заемщика не было никаких прав по отношению к заимодавцу, но была обязанность вернуть в установленный договором срок вернуть деньги или иные вещи.

Заемщик был обязан вернуть такое же количество вещей такого же качества, какое им было получено.

В случае невозвращения заемщиком займа в срок заимодавец мог предъявить:

— иск строгого права;

— иск о возврате неосновательного обогащения;

— иск на взыскание имущества, полученного заемщиком по договору займа.

Заемщик мог предъявить иск о возврате расписки, ссылаясь на непредоставление займа.

Риск случайной гибели полученной по договору займа вещи лежал на заемщике.

Договор займа — беспроцентный договор. Проценты могли устанавливаться путем специального указания в договоре или заключения отдельного соглашения. Максимальный размер процентов: 1 % в месяц, в праве Юстиниана — 6 % в год (для торговцев — 8 % в год). Начисление процентов на проценты было запрещено.

Senatusconsultum Macedonianum (I в. н. э.) при Веспасиане запретил получение займа подвластным для себя, за исключением полученного в пределах свободного имущества или одобренного домовладыкой, а также если заимодавец по извинительным причинам не знал о подвластности заемщика.

Разновидность договора займа — морской (или корабельный) заем pecunia traiecticia или foenus nauticum — заимодавец давал деньги для мореходных и торговых целей. Заемщик принимал на себя обязанность вернуть деньги только в том случае, если корабль благополучно дойдет до места назначения. Риск случайной гибели валюты нес заимодавец, в отношении же купленного на эту валюту товара имело значение, перевозился ли товар на риск кредитора. Договор морского или корабельного займа всегда процентный (максимальный размер — 12 %).

74. Договор ссуды

Договор ссуды (соммоdатим) — договор, в силу которого одна сторона (ссудодатель или коммодант) передавала другой стороне (ссудополучателю или коммодатарию) индивидуально-определенную вещь во временное безвозмездное пользование, а ссудополучатель принимал на себя обязанность вернуть ту же самую вещь в неповрежденном состоянии по истечении срока договора.

Договор ссуды — реальный договор, считался заключенным с момента фактической передачи имущества в пользование. Иных специальных условий о пределах и содержании соглашения не требовалось.

Предмет договора ссуды — телесные, незаменимые, индивидуально определенные вещи (дом, участок земли, конкретное орудие труда и т. д.), но необязательно находящиеся в гражданском обороте. Предметом могла быть вещь, запрещенная к обороту, но дозволенная к частному обладанию (например, безнравственная или запрещенная книга). Предметом договора ссуды могла быть и недвижимость, что было важнейшим отличием от договора займа.

Договор ссуды — безвозмездный договор. Возмездное пользование порождалось не ссудой, а имущественным наймом, который вступал в силу уже с момента достижения сторонами соответствующего соглашения и управомочивал нанимателя принудительно истребовать вещь от получившего наемную плату наймодателя.

Хозяйственную выгоду из договора ссуды формально извлекал только ссудополучатель, так как ссуда считалась безвозмездным договором, подобно займу; но, в отличие от займа, здесь невозможно было скрытое соглашение о процентах, о симуляционной оплате и т. п. Выгоды для ссудодателя должны были составлять предмет особого соглашения — пакта.

Договор ссуды — двухсторонний договор. Обязанности ссудодателя (коммоданта):

— предоставить вещь надлежащего качества, гарантирующего ее хозяйственное использование с выгодой для ссудополучателя;

— при недостаточном качестве вещи — привести вещь в нормальное состояние (чтобы плуг вспахивал почву, раб работал, а не болел, и т. д.), или возместить убытки, причиненные этой вещью другому (откармливание рабочего скота до нормального состояния, починка повозки и т. д.).

Обязанности ссудополучателя (коммодатария):

— пользоваться вещью надлежащим образом, т. е. в соответствии с ее хозяйственным назначением и указаниями договора, и проявлять при этом заботливость хорошего хозяина. Ссудополучатель мог извлекать из вещи доходы и плоды, но не мог передавать вещи, переданные ему по договору ссуды, третьим лицам;

— вернуть ту же вещь, которая им была получена от ссудодателя, или в срок, или по востребованию;

— возместить все возможные ухудшения вещи сравнительно с тем качеством, в каком она была ему передана.

Ссудополучатель нес ответственность за любую форму вины.

Риск случайной гибели вещи, переданной по договору ссуды, лежал на ссудодателе.

Для возмещения вреда, причиненного ссудополучателю, и для получения со ссудодателя возмещения некоторых издержек ссудополучатель, мог предъявить обратный иск (actio commodati contraria), который относится к таким издержкам, которые обычно не сопровождают процесс пользования, а носят непредвиденный характер (например, если животное заболело и его пришлось лечить).

Ссудодатель мог предъявить прямой иск (actio commodati directa).

75. Договор поручения

Договор поручения (mandatum) — договор, по которому одна сторона (доверитель — mandans) поручала сделать что-либо в своих интересах, а другая сторона (поверенный — mandator) безвозмездно принимала на себя исполнение поручения.

Предмет договора поручения — непротивоправные действия как юридического характера (заключение сделки), так и фактического (получение купленной доверителем вещи).

Под этот договор подпадали услуги врачей, учителей, юристов, служителей культа, работников культуры и искусства. Договор поручения использовался и для разрешения проблем по поручению влиятельных лиц.

Признак договора поручения — безвозмездность, но по желанию доверителя выплачивалось вознаграждение, носившее характер гонорара. В период экстраординарного процесса допускалось принудительное истребование вознаграждения по иску поверенного в размере, установленном решением магистрата.

Договор поручения — консенсуальный договор.

Факт его заключения подтверждался действиями поверенного с ведома доверителя или в его присутствии. Обязанности доверителя:

— возместить поверенному все издержки, понесенные при исполнении договора. Если доверитель уклонялся от возмещения, поверенный имел право предъявить к нему иск (actio mandati contraria);

— возместить поверенному убытки, понесенные по вине поручителя;

— принять результат исполнения поручения. Обязанности поверенного:

— довести принятое на себя дело до конца, т. е. поверенный не вправе отказаться от исполнения, если оно возможно. Если поверенный не мог исполнить поручение, он обязан был немедленно сообщить об этом доверителю, чтобы тот мог заменить его другим лицом. Если поверенный не делал этого, он отвечал за причиненный доверителю ущерб;

— исполнять поручение в соответствии с его содержанием. Видоизменить поручение поверенный не имел права, даже если это изменение могло бы улучшить положение доверителя. В случае превышения поверенным пределов поручения или совершения им действий без согласования с доверителем доверитель был вправе отказаться от всего для него приобретенного или одобрить действия поверенного;

— исполнять поручение лично, если это предусмотрено договором, вправе привлекать к исполнению поручения третьих лиц. Если поверенный прибегал к услугам помощников, он отвечал перед доверителем только за правильный выбор помощника, но не за его действия;

— возместить доверителю все убытки, причиненные при исполнении поручения вследствие его неисполнения;

— передать доверителю результат исполнения поручения, передать необходимые документы и отчитаться перед доверителем. Если поверенный уклонялся от передачи всего приобретенного для доверителя, доверитель имел право предъявить иск из поручения (actio mandati directa), удовлетворение которого влекло бесчестье (infamia).

Договор поручения прекращался:

— надлежащим исполнением;

односторонним отказом любой из сторон;

— смертью доверителя. Наследники умершего доверителя были обязаны признать все действия, совершенные поверенным до того, как он узнал о смерти доверителя;

— смертью поверенного. Наследники умершего поверенного были обязаны продолжать ведение неотложных дел до момента, пока доверитель не сможет принять их на себя или перепоручить их другому лицу.

76. Договор найма и его виды. Договор подряда

Договор найма (locatio-conductio) — консенсуальный договор, в силу которого одна сторона (наймодатель — locator) была обязана предоставить другой стороне (нанимателю — conductor) вещь для временного пользования, оказать услугу, выполнить работу, а наниматель был обязан оплатить вещь, услугу или работу.

Договор найма — доверительный договор.

Существенные условия договора найма — предмет найма и наемная плата.

Наемная плата должна была выражаться в денежной форме. Исключение: при найме земельных участков — в натуральной форме, когда наемная плата вносилась в виде доли от полученного на этом участке урожая (colonia partiaria). Наемная плата должна была быть: определенной (certa), а не зависящей от усмотрения одного из контрагентов; действительной (vera), а не мнимой во избежание смешения со ссудой.

Виды договора найма: договор найма вещей (locatio-conductio rei), договор найма услуг (locatio-conductio operarum), договор найма работ, или подряда, (locatio-conductio operis).

Договор подряда — договор, в силу которого одна сторона (подрядчик) принимала на себя обязательство выполнить по заданию другой стороны (заказчика, локатора, подрядившего) определенную работу, а заказчик обязывался принять результат работы (opus) и оплатить его.

Предмет договора подряда — овеществленный материальный результат изготовления или переработки индивидуальноопределенной вещи, т. е. конечный продукт труда. Этим договор подряда отличается от договора найма услуг.

Законом не было определено, должна ли была вноситься наемная плата по договору подряда поэтапно или по окончании работы. Данное положение определялось по усмотрению сторон или обычаем.

Когда заказ выполнялся лицом свободной профессии (поэтом, художником и т. д.), то, поскольку платный труд в рабовладельческом обществе унижал достоинство человека, речь шла уже не о договоре подряда, а о поощрении, сделанном почетным вознаграждением — гонораром (honorarium).

Договор подряда имел место, если вещь была изготовлена только из материала заказчика. Если подрядчик изготавливал вещь из своего материала, то договор подряда рассматривался как договор купли-продажи. Если материал был предоставлен заказчиком, а подрядчик мог употребить или выдать другой, имел место иррегулярный договор подряда (locatio-conductio operis irregularis).

Подрядчик нес ответственность за исполнение договора, но не обязан был производить его лично. Подрядчик был вправе привлекать для выполнения работ третьих лиц, но только он был ответственным перед заказчиком.

Подрядчик отвечал за любую форму вины, в том числе за легкую небрежность. Подрядчик не отвечал за ошибки, произошедшие из-за указаний заказчика, только в том случае, если они не требовали специальных познаний.

Риск случайной гибели работы до ее сдачи заказчику нес подрядчик, а после сдачи — заказчик. Если исполненная работа погибала или не состоялась без вины подрядчика, наниматель обязан был оплатить ее полностью в соответствии с первоначальным соглашением.

Подрядчик не нес риска случайной гибели, если гибель произошла по причине, зависящей от заказчика, или из-за влияния непреодолимой силы (vis maior).

77. Договор найма услуг

Договор найма услуг (locatio-conductio operarum), по которому одна сторона(нанявшийся) принимала на себя обязательство выполнить в пользу другой стороны (нанимателя) определенные услуги, а наниматель обязывался оплатить эти услуги.

Договор найма услуг — консенсуальный, взаимный, возмездный договор.

Предметом договора найма услуг являлись непосредственно сами услуги. В перечень услуг не входили услуги врачей, учителей, юристов. Они получали гонорар (honorarium) и отвечали лишь за умысел (dolus).

Наемная плата (merces) — сдельная или поденная — выдавалась после окончания работы.

Договор найма услуг мог быть заключен как на конкретный срок, так и без указания срока. В последнем случае каждая сторона имела право в любое время заявить об отказе от исполнения договора.

Нанявшийся был обязан лично исполнять именно те услуги, которые были прямо установлены договором.

Если нанявшийся не мог выполнять обязательства по договору найма услуг по каким-либо обстоятельствам (например, если нанявшийся заболел), он не имел права на вознаграждение. Если нанявшийся готов был исполнять услуги, а наниматель по каким-либо причинам этим не воспользовался, нанявшийся сохранял право на вознаграждение. Если в этот период нанявшийся получал плату за работу на стороне, эта плата засчитывалась в счет вознаграждения.

Договор найма услуг прекращался с истечением срока, если его действие не продлевалось на определенный срок путем молчаливого возобновления (tacita reconductia). Досрочно договор найма услуг мог быть расторгнут нанимателем досрочно, если нанявшийся по какой-либо причине не выполнял свою работу. Нанявшийся мог досрочно расторгнуть договор, если не мог принять услуг по не зависящим от него обстоятельствам.

В случае смерти нанимателя договор мог быть возобновлен в отношении его наследников, если только услуги не касались личности нанимателя (например, услуги по уходу за нанимателем).

Разновидность договора найма услуг — договор найма морских перевозок, в отношении которого применялся Родосский закон о выброшенном (lex Rhodia de iactu), в соответствии с которым, если при исполнении договора морской перевозки во время плавания возникала опасность, общая для корабля и для перевозимого груза, убыток, причиненный при спасении корабля и груза, распределялся поровну на всех, кому угрожала предотвращаемая опасность. Помимо выбрасывания груза (например, для снятия корабля с мели), источники приводят перегрузку товаров, срубливание мачт, выкуп от пиратов. В этих случаях собственник уничтоженной вещи предъявлял к хозяину корабля иск — actio locati, а тот в свою очередь предъявлял к грузоотправителям, чьи грузы были сохранены, иск — actio conducti. Ущерб распределялся между судовладельцем и грузовладельцем пропорционально стоимости судна и груза: хозяин корабля (судовладелец) производил у всех грузовладельцев соответствующий вычет и вознаграждал потерпевших.

Договор найма услуг в рабовладельческом обществе не мог получить широкого распространения.

Договор найма услуг в далеком историческом будущем трансформировался в наем рабочей силы: контрагент обязывался за обусловленную плату предоставить способность к труду для использования в определенных целях.

78. Договор найма вещей

Договор найма вещей (locatio-conductio rei) — договор, в силу которого одна сторона (наймодатель) была обязана предоставить другой стороне (нанимателю) определенную вещь в пользование, а наниматель был обязан уплачивать за это наймодателю определенное вознаграждение (наемную плату) и по окончании действия договора вернуть вещь неповрежденной.

Предмет договора найма вещей — как движимые, так и недвижимые вещи, но при условии, что они являются непотребляемыми, так как в противном случае наниматель не мог бы вернуть вещь по окончании договора. Предметом договора мог быть узуфрукт (res incorporalis).

Обязанности наймодателя:

— своевременное предоставление вещи в пользование;

— обеспечение возможности нанимателю спокойно и надлежаще пользоваться вещью. Для этого наймодатель был обязан производить в случае необходимости ремонт переданной внаем вещи, устранять препятствия, которые чинились третьими лицами нанимателю, самому не чинить никаких препятствий и т. д.

Обязанности нанимателя:

— пользоваться вещью в соответствии с условиями договора или ее назначением;

— своевременно вносить наемную плату. Если наемная плата была установлена в натуральной форме (например, частью урожая) и наниматель в силу действия непреодолимой силы не мог осуществить платеж (урожай уничтожен вследствие стихийного бедствия), он освобождался от внесения наемной платы.

Если наниматель производил какие-либо улучшения вещи, он имел право на возмещение своих затрат только в том случае, если эти улучшения были целесообразны. В противном случае наниматель мог только отделить свои улучшения от вещи, но при этом не должно было быть ухудшения или повреждения вещи.

Наниматель имел право сдавать вещь в субнаем, но ответственным перед наймодателем оставался он.

Риск случайной гибели сданного внаем имущества нес наймодатель.

Договор найма вещей — договор с равной ответственностью сторон.

Наниматель нес ответственность за любое повреждение вещи, если это произошло по его вине, в том числе при легкой небрежности, и освобождался от ответственности, если вещь была повреждена случайно или вследствие непреодолимой силы.

Наймодатель имел право на плату и залоговое право на все внесенные или ввезенные вещи нанимателя и должен был вознаградить нанимателя за досрочное расторжение договора.

Договор найма вещей прекращался с истечением срока. Если одна из сторон не заявляла об окончании договора, он продолжался. Смерть одной из сторон не прекращала действия договора.

Договор мог расторгаться досрочно:

— наймодателем — если у него возникла острая необходимость в сданном внаем имуществе, при значительной порче вещи и если наниматель уклонялся от внесения наемной платы более 2 лет;

— нанимателем — если используемая вещь не приносила желаемого результата и в случае передачи вещи с недостатками. В последнем случае наниматель также имел право потребовать уменьшения наемной платы.

После истечения срока договора возможно было молчаливое возобновление договора (tacita reconductia), когда наниматель продолжал пользоваться имуществом, а наймодатель — принимать поступавшую от нанимателя наемную плату.

При продаже имущества, сданного внаем, продолжение найма зависит от нового собственника.

79. Договор товарищества

Договор товарищества (societas) — консенсуальный договор, по которому двое или несколько лиц (товарищей) объединяли свои вклады для достижения общей цели.

Договор товарищества имел юридическую силу, если у товарищей была общая для всех них хозяйственная цель (строительство дороги, управление предприятием и т. д.). Отсутствие общей цели вело к недействительности договора.

Главное условие договора товарищества — согласие всех его участников.

Договор товарищества предполагал обязанность каждого из товарищей внести вклады в товарищество в виде: денег, иного имущества, труда или услуг, права пользования имуществом. Возможно было сочетание сразу нескольких форм вкладов.

Если вещь, вносимая в качестве вклада, была индивидуализирована, риск случайной гибели этой вещи ложился на всех товарищей сразу после заключения договора; если вещь была определена родовыми признаками — после ее фактической передачи.

Размер доли не влиял на порядок участия товарища в прибылях и убытках.

Прибыли и убытки ложились на товарищей пропорционально их долям участия. Товарищи могли установить в договоре, что какой-либо товарищ участвует в прибыли в большей доле, чем его вклады или чем иные товарищи, а в убытках — в меньшей, и наоборот. Не допускалось, чтобы один или несколько товарищей несли только убытки или участвовали только в прибыли и полностью освобождались от несения убытков.

Члены товарищества сообща управляли общими делами, но могли поручить управление любому из товарищей. Товарищ был обязан внимательно относиться к делам товарищества, а также к интересам других товарищей.

Каждый товарищ, вступая в отношения с третьими лицами, действовал от своего имени.

Каждый из товарищей был обязан получаемое им при ведении общего дела имущество относить на общий счет. При присвоении этого имущества каждому товарищу давался иск, удовлетворение которого влекло бесчестье (infamia).

Виды товарищества:

societas omnium bonorum (товарищество всех имуществ) — товарищество с общностью всего имущества возникало между членами семьи, которые сообща получили наследство и согласились сохранять семейную общность, распространив ее как на наличное имущество, так и на возможные в будущем имущественные приобретения;

societas quaestus (доходное товарищество) возникало, когда заключавшие договор лица объединяли не все свое имущество, а лишь то, которое состояло из первоначальных вкладов и будущих приобретений, основанных на возмездных договорах;

societas alicujus negotiationis (товарищество какого-нибудь дела). Используемый для совместной деятельности определенного вида (например, торговли), этот договор ограничивался объединением имущества, необходимого для такой деятельности и получаемого в процессе ее осуществления;

societas unius rei (товарищество одной вещи или одного дела) возникало, когда нужно было объединиться для эксплуатации какой-либо единичной вещи (например, земли, раба) или для проведения какого-либо единичного мероприятия (например, морского торгового рейса).

Основания прекращения договора товарищества: смерть одного из товарищей; несостоятельность одного из товарищей; отказ какого-либо товарища от участия в договоре; достижение поставленной цели.

80. Пакты (понятие, виды, способы установления исковой защиты)

Пакт (pactum) — неформальное соглашение, сделка, заключенная в границах права. Например, спустя некоторое время после заключения договора займа стороны могли заключить пакт об уменьшении процентов по данному займу или об изменении сроков возврата займа (в данном случае такой пакт — изменение основного договора).

Первоначально пакты — дополнительные соглашения к основному договору, или вытекающие из главного обязательства, или специально согласованные с правом оговорки. Поэтому пакты обязательны только в рамках конкретного договора и только для заключивших его лиц персонально; следующий договор не влек ранее входивших в содержание пакта условий.

В дальнейшем пакты — некоторые определенные, но самого широкого содержания сделки неформального характера. Главное в этих сделках не в соблюдении той или иной другой формы, а в соблюдении интересов сторон и общих требований права в отношении разумности и целесообразности договорного права.

По общему правилу пакты не имели исковой защиты, но развитие хозяйственного оборота и производства выдвигало новые виды соглашений, которые получили широкое распространение в Риме, поэтому возникла необходимость предоставить некоторым категориям пактов исковую защиту.

Виды пактов:

pacta nuda («голые») — не порождающие правовых последствий и не обеспеченные исковой защитой;

pacta vrestita («одетые») — имеющие исковую защиту.

Виды pacta vrestita: 1) pacta adiecta — соглашения, дополнительные к договору, защищаемые иском. Цель дополнительного соглашения — внести изменения в юридические последствия главного договора, например возложить на стороны дополнительные обязанности. Юридическую силу такие пакты получали в том случае, если их присоединяли к главному договору непосредственно в момент его заключения. Пакты, присоединяемые к договору через промежуток времени, защищались исками только в том случае, если ухудшали положение должника;

2) pacta praetoria — получившие защиту претора:

constitutum debiti (обещание уплаты долга) — неформальное соглашение, в силу которого одно лицо обязывалось уплатить другому лицу уже существующий долг. Цель — уточнить срок платежа. Должник, как правило, получал отсрочку, если подтверждал чужой долг (принимал обязательство уплатить чужой долг);

receptum: arbitrii — соглашение с третейским судьей; nautarum, cauponum, stabulariorum — соглашение с хозяином корабля, трактирщиком, хозяином постоялого двора о сохранности вещей проезжих; argentariorum — соглашение с банкиром об уплате третьему лицу денежной суммы за лицо, заключившее с банкиром пакт;

3) pacta legitima — получившие защиту императорского законодательства:

pactum dotis, pactum donationis — неформальное соглашение о дарении. В императорский период введено требование совершать судебную инсинуацию актов дарения, т. е. о них заявляли перед судом и заносили их в реестр. Юстиниан ограничил применение этой процедуры дарениями на сумму свыше 500 солидов и установил, что дарение на меньшую сумму получает силу вне зависимости от соблюдения данной формальности;

compromissum — соглашение между лицами, имеющими спор о праве, о передаче этого спора на разрешение третейского судьи.

81. Квазиконтракты (понятие, виды, необходимые элементы обязательств из ведения чужих дел без поручения и неосновательного обогащения, обязанности сторон, исковая защита)

Квазиконтракты — обязательства между сторонами, не состоящими друг с другом в договоре, но по своему характеру и содержанию схожие с договорными («как бы из договора»).

Виды квазиконтрактов:

1) ведение чужих дел без поручения (negotiorum gestio) — отношение, при котором одно лицо (гестор) вело дело другого лица (хозяина дела) без поручения этого другого лица. Цель: предупреждение ущерба для лиц, не имеющих возможности самим позаботиться о своих интересах. Необходимые элементы:

— ведение чужих дел;

— на гесторе не было обязанности лично перед хозяином дела совершать определенные действия;

— гестор вел дело за счет хозяина дела.

Гестор обязан был относиться к делу заботливо. Он отвечал за любую форму вины и должен был отчитываться перед хозяином дела о совершенных действиях.

Хозяин дела обязан был возместить гестору понесенные издержки, но только в том случае, если действия гестора были хозяйственно целесообразными и отвечали интересам хозяина. Если действия гестора нельзя было признать целесообразными, то хозяин не только имел право на возмещение издержек, но и был обязан восстановить положение, в котором находилось имущество хозяина до вмешательства гестора;

2) неосновательное обогащение — увеличение или сбережение имущества одного лица за счет другого без надлежащего основания, не соответствующее данным отношениям или противоречащее правовым нормам. Обогащение — приобретение права собственности, владения, сервитута, права требования, освобождение от обязательства и другие сбережения. Неосновательное обогащение порождало кондикцию (condictio) — личный иск о выдаче обогащения, который носил абстрактный характер, т. е. основание, из которого возникала обязанность ответчика, в нем не упоминалось.

Виды кондикции: а) иск об истребовании неосновательно полученного (condictio sine causa):

— о возврате ошибочно уплаченного долга (condictio indebiti). Необходимые элементы: наличие факта платежа, совершенного уплатившим лицом с намерением погасить долг; несуществование долга, погашение которого имелось в виду лицом, совершившим платеж; платеж должен быть произведен ошибочно. Деньги всегда возвращаются в полученной сумме, а вещи в натуре, при отсутствии — их стоимость. Риск гибели лежит на плательщике;

— об истребовании полученного по неосуществившемуся основанию (condictio causa data non secuta). Необходимые элементы: предоставление имущественной выгоды одним лицом другому; предоставление выгоды было сделано для определенной цели (например, приданое в связи с ожидаемым браком); неосуществление цели; б) иск о возврате полученного посредством продажи (condictio ex iniusta causa):

— об истребовании похищенного (condictio ex causa furtiva), предъявляется наравне с виндикационным иском к похитителю и его наследникам;

— об истребовании полученного по бесчестящему основанию (condictio ob turpem causam), например выкупа не давалось, если бесчестье было на стороне дающего;

— об истребовании полученного вопреки запрету (condictio ob iniustam causam), например уплата ростовщических процентов.

82. Деликты (понятие публичных и частных деликтов, элементы и виды частных деликтов) и квазиделикты (понятие, виды, общая характеристика)

Деликт (delictum) — причинение вреда отдельному лицу, его семье или имуществу вследствие прямого или косвенного нарушения прав этого лица с возникновением обязанности возместить вред.

Публичный деликт — нарушение прав и интересов государства в целом.

Частный деликт — нарушение прав и интересов отдельных частных лиц, порождающее обязательство лица, совершившего деликт, уплатить потерпевшему штраф или возместить ущерб.

Элементы деликта:

— объективный вред, причиненный незаконным действием одного лица другому;

— вина лица, совершившего деликт;

— признание со стороны действующего права данного правонарушения деликтом, т. е. установление в законе правовых последствий данного деяния. Виды деликтов:

1) нанесение обиды (iniuria):

— повреждение конечностей человеческого тела — каралось по принципу талиона, если стороны не договаривались о выкупе;

— повреждение внутренней кости — каралось штрафом 300 ассов за свободного и 150 ассов за раба;

— другое оскорбительное отношение к человеку — размер штрафа определялся судом исходя из обстоятельств дела.

Необходимый элемент обиды — намерение обидеть;

2) кража личного имущества (furtum) — всякое противозаконное корыстное посягательство на чужую вещь (хищение, присвоение, растрата и т. д.). Влечет или штраф, или уголовное преследование;

3) грабеж (rapina) — влечет штраф в размере учетверенной стоимости вещи, по истечении года — в одинарной. В период империи — публичный деликт;

4) повреждение или уничтожение чужого имущества (damnum iniuria datum). По закону Аквилия 287 г. до н. э. в случае убийства чужого раба или животного виновный обязан был уплатить за него высшую цену, какую они имели на протяжении предшествующего года, возмещались и косвенные убытки. В случае повреждения чужого раба, животного или иной вещи виновный обязан уплатить высшую цену, какую они имели на протяжении последнего месяца. Квазиделикты (обязательства как бы из деликтов) — обязательства, порождающие ответственность, как при деликтах, возникающие из обстоятельств, которые не могли быть подведены под понятие деликта, либо вследствие отсутствия необходимого элемента, либо вследствие осложнения моментами, выходящими за пределы деликта.

Виды квазиделиктов:

— ответственность судьи за умышленно неправильное или небрежное разрешение судебного дела или за нарушение каких-либо судейских обязанностей;

— ответственность лица, из дома которого что-нибудь выброшено или вылито на улицу. Выбрасывание или выливание могло иметь место из дома или из лавки, из телеги или с корабля в любое место, где публика в данное время имеет обыкновение обращаться. Пострадавшее лицо (пострадавшее лично или понесшее ущерб в результате, например, гибели раба, животного) могло предъявить иск о взыскании двойной стоимости ущерба или штрафа;

— ответственность хозяина дома, если у этого дома что-нибудь было повешено или поставлено так, что могло причинить вред прохожим;

— ответственность хозяина корабля, гостиницы или постоялого двора за кражу, совершенную их слугами на корабле, в гостинице или постоялом дворе по отношению к проезжающим.

83. Условия деликтной ответственности. Понятие вины, ее формы. Dolus, lata culpa, culpa levis, culpa levissima

Условия деликтной ответственности:

— принцип причинения вреда личного или материального свойства, иногда даже без объективного вреда (процессуальные штрафы);

— наличие иска: нет иска — нет и деликта;

— наличие вины в той или иной форме.

Вина — несоблюдение того поведения, которое требуется правом: «Нет вины, если соблюдено все, что требовалось». Частноправовая виновность необязательно должна была содержать моральный элемент, т. е. чтобы присутствовала вредная направленность воли. Главное — объективный итог деяния, причем ущерб мог быть причинен не только активным действием субъекта, но и его бездействием.

Формы вины в зависимости от отношения виновного лица к причинам появления деликта:

1) dolus — умышленное причинение вреда: лицо предвидело вредные последствия своего деяния и желало наступления этих последствий. Dolus malus — злостный умысел: лицо желало наступления вредных последствий и сознательно реализовало свои действия в направлении ущерба для другого лица; критерием здесь было противоречие гражданской порядочности, сопряженное с определенным «вызовом» правовому статусу другого лица. Ответственность за умышленное причинение вреда наступает всегда; это положение носит императивный, принудительный характер, и оно не может быть устранено предварительным соглашением сторон;

2) culpa — причинение вреда по неосторожности: лицо не желало наступления вредных последствий, но в силу своего гражданского состояния обязано было соблюдать определенные пределы правового и общественного поведения, проявлять требуемую в обществе осмотрительность:

lata culpa — грубая неосторожность, грубая вина, приравниваемая к dolus: когда совершивший деликт показал себя не понимающим того, что присуще среднему человеку и обычному хозяину(например, что в амбаре костер не разжигают, хотя бы и для приготовления пищи). «Грубая вина — „чрезвычайная небрежность, т. е. непонимание того, что все понимают“»;

culpa levis — легкая вина, или простая неосторожность: когда нарушение таково, что его не допустил бы заботливый хозяин, нормально пекущийся о своих вещах (например, очевидно, что нельзя оставлять незакрытыми бочки с вином, хотя и в закрытом помещении, и т. п.). Римские юристы выработали тип заботливого и рачительного хозяина — homo diligens er studiosus paterfamilias, который служил мерилом для определения степени заботливости должника при исполнении им обязательства и в связи с этим степени его ответственности за вину. Поскольку легкая вина предполагает несоблюдение этого установленного юристами мерила, этот вид вины получил название culpa levis in abstracto, т. е. вина по абстрактному (отвлеченному) мерилу;

culpa levissima — собственно небрежность, или вина легчайшая, т. е. когда нарушение таково, что его можно было избежать только при высочайшей бдительности и предусмотрительности, которой нельзя требовать от каждого и которая обязательна только в очень специальных ситуациях, но которая равно не служит абсолютно извиняющим обстоятельством. Ответственность была большей в случае dolus и меньшей в случае culpa.

84. Понятие наследования. Универсальное и сингулярное наследственное правопреемство

Наследование — переход имущества умершего лица к одному или нескольким другим лицам.

Наследство — преемство всех прав наследодателя в частноправовой сфере. Не подразумевается понятием наследства преемство в сфере публичных прав и публично-правового статуса. Вместе с наследством переходили обязанности но опеке и попечительству. Наследство включало в себя не только выгоды и возможные обогащения имущественного характера; с наследством неразрывно связывались лежащие на наследодателе обязательства, в том числе те, о которых он не имел точного представления или даже вовсе не знал.

Наследство не считалось чисто материальным, имущественным понятием. Оно было реальным, имело юридическое содержание, даже если не было предмета материального обладания, который бы переходил по наследству. В случае материальности наследство не обладало строгой и неизменной имущественной массой: она могла увеличиваться или уменьшаться вне зависимости от чьих-то вредных действий или причиняемого ему ущерба (в наследственную массу могли поступить выплаты третьих лиц по обязательствам, сад — принести плоды, стадо — потерять в весе и т. п.). Но наследство охватывало своим понятием и содержанием все такие возможные приобретения правового характера, утраты (в том числе неправовые).

Наследование возможно было или по завещанию, или по закону (если завещание не составлено, признано недействительным или наследник, назначенный в завещании, не принимал наследства). Особенность римского наследственного права — недопустимость сочетания этих двух оснований в наследовании после одного и того же умершего лица. Недопустимо было, чтобы одна часть наследства перешла к наследнику по завещанию, а другая часть того же наследства — к наследникам но закону.

Наследование — универсальное преемство.

Это значит, что наследник, вступая в наследство, приобретает единым актом все имущество наследодателя (или определенную долю имущества) как единое целое. Универсальный характер наследования проявляется в том, что к наследнику переходят сразу и права, и обязанности, входящие в состав наследства, в том, что наследник может приобрести в составе наследства даже такие права и обязанности, о существовании которых он не знал. Наследство подразумевало совокупность всех выгод, льгот и обременений, прав и обязанностей в целости и неразрывности; наследник по римскому праву занимал то же правовое положение, что было у наследодателя к моменту его смерти, и воспринимал всю сложившуюся ситуацию в целом. Принцип универсальности наследства был главным элементом, определявшим содержание наследства с точки зрения права.

Сингулярное преемство — предоставление лицу отдельных прав — легаты или завещательные отказы. Наследодатель мог в своем завещании возложить на наследника обязанность выдать что-либо тем или другим лицам. Такие отказы давали этим лицам только известные единичные права, не возлагая на них ни прав, ни обязанностей наследника. Лицо, в пользу которого назначен легат, являлся преемником наследодателя в отдельном праве, но не в какой-то доле наследства, и получение легата не сопровождалось ответственностью за долги наследодателя.

85. Наследование по завещанию: условия для совершения завещаний, виды, формы и содержание завещаний, завещательные субституции. Недействительные и ничтожные завещания

Завещание — распоряжение лица своим имуществом на случай смерти, которое содержит назначение наследника. Завещание — односторонняя сделка, так как в нем выражается воля только наследодателя, который может в одностороннем порядке изменить или отменить завещание. Кроме назначения наследника, в завещании могут заключаться и иные распоряжения на случай смерти: легаты и фидеикомиссы, отпущение рабов на волю, назначение опекунов, распоряжения о погребении и т. д.

Условия для совершения завещания:

— способность завещателя к совершению этого акта, предполагающая наличие общей правоспособности в области имущественных отношений. Завещателями могли быть дееспособные совершеннолетние римские граждане, не находящиеся под чужой властью. Не могли завещать несовершеннолетние, женщины, расточители и т. д.;

— соблюдение установленной законом формы завещания;

— надлежащее назначение наследника в завещании.

Формы завещания:

testamentum comitis calatis — совершалось в народном собрании по куриям, которое созывалось для этого два раза в год. Завещатель устно выражал свою волю, а затем обращался к народу с просьбой это засвидетельствовать;

testamentum in procinctu — завещание перед вступлением в поход, «когда воины брались за оружие и намеревались идти в сражение»;

— завещание посредством весов и меди или манципации — завещатель передавал свою семью и все свое имущество доверенному лицу, который обязывался выполнить распоряжения, делавшиеся тут же завещателем. Держа в руках слиток металла, в присутствии пяти свидетелей (совершеннолетних граждан) и весовщика доверенное лицо произносило формулу. После этого он передавал слиток завещателю, а затем завещатель излагал свои распоряжения и обращался к свидетелям с просьбой засвидетельствовать. Устные распоряжения завещателя составляли nuncupatio, присоединявшуюся к завещанию. Виды завещания:

устные — вышеперечисленные;

письменные — воля завещателя излагалась на навощенных табличках, скрепленных подписями завещателя и семи свидетелей;

публичные — завещание, заявленное перед судом, и завещание, передававшееся на хранение императору.

Завещание ничтожно в случае:

— отсутствия у завещателя активной завещательной правоспособности;

— несоблюдения формы завещания;

— составления нового с уничтожением старого или заявлением об этом в отношении завещаний, составленных 10 лет назад;

— отсутствия действительного назначения наследника;

— совершения под заблуждением, принуждением или обманом.

Завещание недействительно:

— вследствие отмены его завещателем, которая в древнейшее время могла быть произведена только путем составления нового завещания, а по преторскому праву — путем уничтожения tabulae testamenti (срывом с них печатей);

— если завещатель потеряет активную завещательную правоспособность по совершении завещания;

— если все назначенные наследники утратят пассивную завещательную правоспособность;

— если наследники умрут раньше завещателя;

— если наследники не примут наследства;

— если в завещании нарушаются интересы необходимых наследников.

86. Наследование по закону

Наследование по закону наступает, если умерший не оставил после себя завещания или в случае утраты силы завещания.

В эпоху Законов XII Таблиц существовали три очереди наследников:

1) лица, находившиеся в момент смерти наследодателя непосредственно под его властью (т. е. дети paterfamilias; его внуки в случае смерти подвластных детей; усыновленные; жена в случае брака «с наложением руки»), а также те, которые были зачаты в этот момент;

2) ближайшие по степени родства, т. е. при отсутствии собственной семьи у умершего призываются его братья и сестры, а также мать, если она состояла с отцом покойного в браке cum manu, — т. е. лица, находящиеся во второй степени агнатического бокового родства с покойным;

3) родичи, если не было агнатов.

Преторским эдиктом о bonorum possessio было установлено, что в случае неприятия наследства ближайшим наследником по закону оно должно открываться следующему за ним по порядку.

Претор в своем эдикте установил четыре очереди наследников:

1) unde liberi — все цивильные наследники, подвластные paterfamilias и эмансипированные;

2) unde legitimi — цивильные наследники и агнаты (неэмансипированные);

3) unde cognati — ближайшие когнаты по порядку степеней вплоть до 6 степени родства включительно, а из лиц 7 степени только дети, троюродные братья и сестры. В этой очереди наследуют также дети (как законные, так и незаконные) после матери и мать после детей;

4) unde vir et uxor — переживший супруг. Основной принцип юстиниановской системы — наследование когнатов без различия пола по порядку их близости к умершему и с соблюдением порядка призвания к наследованию. 2 порядка наследования по закону: обыкновенный и особый.

Обыкновенный порядок наследования основан на родстве и супружеской связи и определяется четырьмя очередями:

1) десценденты, т. е. нисходящие умершего — сыновья и дочери, внуки от ранее умерших сыновей и дочерей и т. д. Раздел наследства происходит поколенно: дети раньше умершего отца получают все вместе ту часть, которую получил бы их родитель, и делят ее между собой поровну;

2) ближайшие по степени асцендентов, т. е. восходящие родные покойного (отец, мать, дед, бабки и т. д.; если есть отец и дед, призывается только отец), а также полнородные родственники братьев и сестер его и детей от ранее умерших полнородных братьев и сестер. Наследники этого класса делят наследство поровну. Дети же ранее умерших братьев и сестер получают долю, которая причиталась бы их умершему родителю. Если наследуют одни восходящие, то наследство делится: одна половина идет восходящим по отцовской линии, а другая — восходящим по материнской линии;

3) неполнородные братья и сестры покойного и их дети, причем последние получают также все вместе часть, следовавшую их умершим родителям;

4) остальные боковые родственники по порядку близости степеней без всякого ограничения, лишь бы только можно было доказать родство. Ближайшая степень отстраняет дальнейшую; близкие делят между собой поровну.

Особый порядок наследования имеет место, когда лицо имеет право на получение доли наследства независимо от того, кто является наследником в остальной части имущества (например, вдова может требовать выдачи четвертой части наследства).

87. Открытие и принятие наследства. Лежачее наследство. Способы принятия наследства. Наследственная трансмиссия. Наследование по праву представления. Сонаследники

Наследство открывалось со смертью наследодателя. В этот же момент определялись лица, призываемые к наследству. Но они не приобретали права на наследственное имущество, пока не вступали в наследство.

За время между открытием наследства и его принятием наследственное имущество не принадлежало никакому лицу — лежачее наследство (hereditas iacens). В древнейшем римском праве это имущество считалось бесхозным (res nullius), любое лицо, захватив вещи из лежачего наследства и провладев ими год, становилось собственником. В более развитом праве лежачее наследство до принятия наследником как бы числили за умершим, личность которого продолжалась в наследственном имуществе.

Наследники по закону считались вступившими в права наследства помимо их воли. Для них требовалось особое заявление об отказе от наследства, если они не желали его принять или не желали связывать себя вытекающими из наследства обязательствами. Все прочие имели «право на размышление» и должны были выразить свое желание о принятии наследства специальным актом или подразумевающими его действиями (торжественное объявление о принятии, действительное вступление в управление, использование наследственного имущества и т. д.).

Для домашних, восходящих и нисходящих родственников устанавливался 1 год для объявления о принятии завещанного. Отсутствие таких действий или заявлений подразумевало, что право на принятие наследства переходит к следующему из числа наследников по завещанию или по закону.

Принятие наследства было регламентированной процедурой. Наследник (безразлично, по закону или по завещанию) должен составить опись наследственного имущества (ее составление следовало начать в течение 1 месяца со дня открытия наследства, а закончить в 3 месяца с участием кредиторов, нотариуса и других заинтересованных лиц). Моментом принятия наследства определялся общий переход всех прав и обязанностей наследодателя, невзирая на составление описи и факт ее окончания.

Принятие наследства могло происходить единственным в правовом смысле путем: или по завещанию, или по закону. Если наследник умер, не приняв наследство без вины, то его права переходят к его наследникам — наследственная трансмиссия (transmissio).

Если в момент смерти наследодателя оказались в живых из числа его нисходящих дети и внуки от ранее умершего сына или дочери, эти внуки имеют право получить ту долю, которая досталась бы их умершему отцу или матери, если бы те пережили наследодателя (наследование по праву представления).

Если наследник не один, а несколько, все они являлись совместными собственниками в размере своих наследственных долей (сонаследниками). Наследственные требования и долги распадались на соответственные доли. Требования и долги неделимые создавали солидарные права и солидарную ответственность всех наследников вместе. Но каждый наследник в любой момент мог потребовать раздела наследства.

При наследовании нескольких сонаследников имела место обязанность присчитать к подлежащей разделу наследственной массе некоторые виды своего собственного имущества.

88. Последствия принятия наследства

Принятие наследства было бесповоротным актом, т. е., приняв наследство, нельзя было в дальнейшем отказаться от него.

Вследствие принятия наследства прекращалось переходное состояние как наследства, так и наследника. Принявший наследство делался наследником.

Наследник как бы продолжал личность наследодателя: к нему переходило семейное имущество, а также все права покойного, за исключением строго личных.

Наследство во всех своих составных частях сливалось с собственным имуществом наследника в одну безраздельную массу; наследник делался собственником наследственных вещей, кредитором наследственных требований и должником по наследственным долгам. Если между ним и наследодателем существовали раньше какие-либо обязательства, то они погашались посредством слияния.

Но это слияние наследства в одну безразличную массу с собственным имуществом наследника могло оказаться невыгодным для разных лиц: — для кредиторов покойного наследодателя: при жизни последнего они могли получить полное удовлетворение из его имущества; вследствие его смерти наследство попадало в руки наследника, который, возможно, чрезмерно обременен долгами, вследствие чего кредиторы покойного смешивались с многочисленными кредиторами наследника, рискуя по своим требованиям получить лишь незначительный процент. Ввиду этого претор предоставлял кредиторам наследства особую возможность. Они могли испросить у претора отделения наследственной массы от личного имущества наследника и обращения ее на преимущественное удовлетворение только их требований. Если после их полного удовлетворения еще что-либо оставалось, то остаток поступал в имущество наследника и, таким образом, шел на удовлетворение его личных кредиторов: но если наследства не хватало, то наследственные кредиторы не могли уже участвовать в конкурсе над наследником;

для кредиторов наследника, если он принимал обремененное долгами наследство. Однако для них претор этой льготы не делал на том основании, что вообще должнику не запрещалось иметь другие долги, так как положение прежних кредиторов ухудшалось;

для наследника, когда в наследстве оказалось больше долгов, чем имущества, и ему приходилось отвечать за наследственные долги из своего собственного кармана.

Римское право до конца сохранило начало безусловной ответственности наследника, хотя постепенно значительно его ослабило. Претор давал restitutio in integrum лицам, не достигшим 25 лет; император Адриан предоставил возможность испрашивать такую restitutio и лицам старше 25-летнего возраста. Но эта restitutio in integrum представляла экстраординарное средство, даваемое только в особых случаях и приводившее к полному уничтожению самого принятия наследства. В виде особой привилегии для солдат императором Гордианом было установлено, что они всегда отвечают только в пределах полученного наследства. В указе императора Юстиниана 531 г. была введена общая льгота — beneficium inventarii: если наследник в течение 30 дней со времени открытия начинал составление описи наследства при участии свидетелей и нотариуса и в течение следующих 60 дней доводил ее до конца, то он отвечал за наследственные долги только в размерах описанного наследства.

89. Защита наследственных прав

Надобность в судебной защите у наследника могла возникнуть вследствие того, что кто-то не признавал тех прав, которые входят в состав наследства, или вследствие того, что кто-то своим поведением нарушал или не признавал права данного лица как наследника.

Для защиты своих наследственных прав наследнику были предоставлены следующие иски о наследстве:

общий иск о наследстве (hereditatis petitio) — виндикационный иск наследника или лица, заступающего на его место (универсального фидеикомиссария, фиска и т. д.), которым отыскивалось все наследство. Не владеющий наследственным имуществом наследник предъявлял этот иск к владеющему ненаследнику. Этот иск был направлен против всякого, кто или оспаривал наследственное право истца, выдавая себя за наследника, или удерживал у себя наследственные вещи, не указывая в свое оправдание никакого титула (например, оспаривает действительность завещания, из которого выводит данное лицо право наследования). На основании senatusconsultum Juventianum 129 г. ответчик, добросовестно веривший в свое право, обязан был выдать только то, что у него еще из наследства осталось. Добросовестный владелец наследства должен был выдать истцу свое обогащение за счет наследства (на момент предъявления иска), за удержанием понесенных им издержек на наследственное имущество (вне зависимости от того, были ли эти издержки необходимыми, полезными или производились только для удовольствия данного лица). Недобросовестный владелец должен был выдать истцу все полученное из наследства со всеми плодами и приращениями, нес ответственность за виновную (а с момента предъявления иска — и за случайную) гибель или порчу полученных ценностей и мог удержать лишь сумму понесенных им издержек, необходимых и полезных, но и то лишь постольку, поскольку полезные издержки все еще увеличивали ценность тех вещей, на которые они были произведены;

специальный защитный интердикт преторского наследника (hereditatis petitio possessoria), с помощью которого преторский наследник мог получить владение вещами, принадлежащими к составу наследства. Интердикт преторского наследника подлежал тем же правилам, что и вышеуказанный иск. С переходом к процессу экстраординарному различие между обоими видами защиты наследственных прав окончательно стерлось, а интердикт стал средством для скорейшего получения провизорного владения наследством;

сингулярный иск — иск, который находился в распоряжении наследодателя. Предъявлялся против лиц, которые не оспаривали наследственного права наследника, а только по другим основаниям не желают возвращать наследственных вещей или платить по наследственным требованиям. Например, если третье лицо задерживает у себя вещь из состава наследства, наследник может предъявить тот же виндикационный иск, который был бы предъявлен наследодателем, если бы он был жив.

Lex Julia el Papia Poppaea установил, что в некоторых случаях наследство, уже принятое наследником, может быть отнято у него как у недостойного. Отнимаемое таким образом наследство передавалось или другим наследникам, или в казну; причем казна выполняет все назначенные в завещании отказы, уплачивает наследственные долги и т. д.

90. Легаты и фидеикомиссы

Легат (завещательный отказ) — распоряжение, которое делалось в завещании наследодателем и состояло в предоставлении определенному лицу какого-либо права или иной выгоды за счет наследственного имущества (например, с помощью легата устанавливалось право легатария на известную или определенную вещь наследодателя). Легатарий — преемник наследодателя в отдельном праве, но не в какой-то доле наследства (сингулярный характер преемства легатария). Получение легата не сопровождалось ответственностью за долги наследодателя.

Легат мог быть оставлен только в завещании. Нельзя было возложить легаты на наследника по закону. В практике нередко встречались случаи, когда легаты составлялись без соблюдения формы завещания, а распоряжением на случай смерти, не содержащим в себе назначение наследника.

Видов легатов:

legatum per vindicationem — устанавливался посредством слов, например: «Отказываю и даю Тицию раба Стиха». Лицо, которому отказано, получало в момент принятия наследства наследником сразу право собственности на отказанную вещь или право на сервитут и могло в случае невыдачи предъявить прямо виндикационный иск;

legatum per damnationem — назначался в форме «heres damnas esto dare» — «наследник пусть будет обязан передать то-то такому-то». Вследствие этого легата на наследника возлагалось обязательство исполнить то, что отказано, — обязательство;

legatum sinendi. Наследник обязывался только позволить легатарию взять отказанную вещь;

legatum per praeceptionem — возможен только в пользу одного из сонаследников: одному из них отдается какая-либо вещь не в счет его наследственной доли. Этот легат возможен и в пользу третьих лиц, причем эти лица имели те же права, что при legatum per vindicationem. В республиканский период такие распоряжения не пользовались юридической защитой, исполнять их было делом совести наследника. Отсюда произошло название этого распоряжения — фидеикомисс — «поручение совести». В период принципата они получили юридическую защиту и стали подобны легатам. Однако путем фидеикомисса можно было возложить на наследника обязанность выдать другому лицу все наследство или его долю; вся ответственность по обязательствам лежала на наследнике. Позднее в случае фидеикомисса (fideicommissum hereditatis) наследник мог оставить четверть наследства, а лицо, получившее часть наследства, отвечало за долги наследства.

Фидеикомисс мог быть возложен на наследника как по завещанию, так и по закону; он мог быть установлен и раньше, и позже завещания в виде дополнения к нему; установленный ранее, он мог быть затем утвержден в последующем завещании. Какой-либо формы для них не требовалось: они могли быть установлены даже простым кивком головы. Как правило, фидеикомиссы оставлялись в виде письма на имя наследника.

Легаты получили в Риме широкое распространение. Завещатели назначали столько легатов, что наследникам не оставалось ничего. В интересах наследников были введены ограничения легатов. Установили, что нельзя назначать легаты размером свыше 1000 ассов каждый, а легатарий не должен получать больше наследника. Законом Фальцидия было гарантировано наследнику получение четверти наследства (Фальцидивая четверть).

В основе прекращения обязательств лежали различные юридические факты, наступление которых влекло прекращение юридических отношений между кредитором и должником.

Самым естественным способом погашения обязательства является исполнение обязательства. Собственно на это оно и направлено. Однако исполнение обязательства могло быть прекращено по основаниям, описанным ниже.

Новация (navatio) - обновление.

Это договор, который прекращал существующее обязательство путем установления вместо него нового обязательства.

Римляне считали, что при новации создавалось новое обязательство в силу того, что погашалось старое (D. 46.2.1). Гай писал: «Возникает новое обязательство, а первое, перенесенное в последующее, прекращается» (Гай, 3.176). Совершалась новация на основе устного договора, стипуляции по обоюдному согласию. Обновление заключалось в изменении содержания, либо сроков, либо субъектов обязательства. Юстиниан признал возможным изменение объекта обязательства, когда стороны обязательства имеют намерение произвести обновление (animus novandi), и установил, что о его наличии может свидетельствовать только открытое заявление.

Другой разновидностью новации была необходимая новация. Устанавливалась она процессуальным путем: на стадии litiscontestatio в судебном процессе существовавшие прежде отношения (обязанность исполнить обязательство между кредитором и должником) прекращались, по мнению римлян, а возникали новые, по которым стороны приобретали право требования.

После присуждения устанавливалась еще одна новация: прекращалось требование, и ответчик подлежал ответственности на основании судебного приговора (Гай, 3.180).

Зачет (compensatio)

Это взаимное погашение долга и встречного однородного требования, срок которого наступил.

Модестин дает такое определение зачета: «Зачет - есть взаимный расчет долга и требования» (D. 16.2.1). Происходил зачет при наличии двух встречных требований, когда каждая из сторон является должником и кредитором другой стороны. Появляется этот способ погашения обязательств только в период формулярного процесса и применяется он в первое время только в исключительных случаях:

В операциях банкира. Банкир, предъявляя иск своему клиенту, должен был сам в случае предъявления ему встречных требований зачесть их;

При несостоятельности. Покупатель имущества несостоятельного должника, предъявляя иск к его должникам, должен был вычесть долги самого должника;

При обязательствах, основанных на доброй совести. Судье, как писал Гай, была предоставлена полная возможность определить, сколько следует возвратить истцу, и, «приняв во внимание то, что со своей стороны истец должен заплатить на основании того же иска, присудить к уплате остального того, против кого предъявлен иск» (Гай, 1.61). Имеются в виду встречные требования из одного и того же основания.

Последующие реформы императора Марка Аврелия (II в. н.э.) и Юстиниана расширили случаи применения зачета. Юстиниан установил, что судья, произведя зачет, должен был приговорить ответчика к платежу разности.

Условия применения зачета:

Оба требования должны быть встречными;

Оба долга должны быть однородными;

Наступил срок требования;

Оба требования являются ликвидными.

К зачету стали допускаться натуральные обязательства. Однако не подлежали зачету долги, возникающие из поклажи, ссуды, насилия, кражи, в отношении фиска.

Confusio - слияние, соединение в одном лице качеств должника и кредитора (при наследовании).

Remissio debiti - освобождение от долга. Это добровольный отказ кредитора от взыскания по обязательству, отказ кредитора от права требования. Осуществлялось это в форме символической уплаты при помощи меди и весов; формального устного заявления кредитора о получении долга (acceptilatio), Аквилиевой стипуляции, посредством которой обязательства из разных оснований между одними и теми же лицами сводились в одно и прекращались путем acceptilatio.

Соглашение о неистребовании долга или о непредъявлении требования заключалось между должником и кредитором, по которому кредитор посредством простого пакта (неформально) ручался не требовать взыскания.

Обратное соглашение. Обязательства из консенсуальных договоров, которые были установлены между лицами путем простого соглашения, могли быть прекращены по обоюдному согласию сторон при условии, что ни одна из них не приступила к исполнению обязательства. Отказ от договора возможен был также при наличии согласия обеих сторон и если это не влекло наступление убытков. Невозможность исполнения (не по вине должника).

Физическая невозможность наступала при случайной гибели предмета обязательства - индивидуальной вещи, являющейся незаменимой.

Юридическая невозможность исполнения наступала в случае превращения предмета обязательства из оборотного во внеоборотный.

Смерть субъектов

Деликтные обязательства прекращались в случае смерти виновного лица. Однако по преторскому эдикту за обманные действия и угрозы наследодателю наследник отвечал в пределах обогащения.

Прекращались только те договорные обязательства, которые были связаны с личностью участника договора (товарищество, поручение, наем услуг).

Capitis deminutio minima должника и кредитора в силу наступления недееспособности лица прекращала обязательство.

Истечение давности - это невозможность предъявления иска из обязательства ввиду истечения срока.

Под обязательственным правом традиционно понимается совокупность институтов и норм, которыми регулируется порядок отношений двух субъектов права по поводу возникающих между ними взаимных требований, связанный с реализацией их хозяйственных целей, а также иных личных интересов неполитического характера. Обязательство имеет в виду отношения двух конкретных субъектов права - как правило, частных лиц равного юридического статуса; в этом смысле обязательственное право (в отличие от вещного) имеет относительный характер, поскольку его требования адресуются не вообще всем лицам, могущим вступить во взаимоотношения с какимто предметом, а только тем, кто своими действиями непосредственно связал (вольно или невольно) свой интерес с интересом другого лица.

Фактическое содержание обязательственного права заключено в предположительных (эвентуальных) формах принуждения другого лица к восполнению за свой счет интересов другого субъекта, причем отсутствие такого интереса не дает основания для признания правом этого требования в качестве разумного и справедливого обязательства; в этом смысле обязательственное право прагматично и имеет условный характер, тем более ограниченный по времени: обязательство предполагает его исполнение, которым прекращается всякая правоустановленная связь двух субъектов права, двух лиц. Вытекающие из обязательственного права требования строго конечны.

Обязательства возникают, по словам Гая, “либо из договора , либо из деликта” (т. е. из причинения вреда) (рис. 45).

Таким образом, обязательства бывают вольные - договорные и невольные - из деликтов (правонарушений). В первом случае основанием возникновения обязательства - договора - является добровольное соглашение дееспособных сторон о том, чтобы что-либо дать, сделать или не делать. Во втором случае - обязательства из правонарушений - воли сторон нет. Но поскольку одна сторона причинила ущерб другой, она обязана его возместить.

Понятие, реквизиты и основания возникновения обязательств

Обязательство в римском праве было предельно абстрактным понятием, характеризующим наличие между двумя лицами равного юридического качества некоей связи, обязанности (obligatio), накладываемой на одно лицо в пользу другого лица по условиям, определяемым правом, но с обязательным участием их самих как жизненно действующих субъектов: никак не действуя, нельзя подпасть под требования обязательства.

“Обязательство есть правовые оковы, посредством которых мы необходимо принуждаемся что-нибудь исполнить согласно праву нашей страны”.

Таким образом, обязательство подразумевает необходимость исполнения (а не желательность), подкрепляемую соответствующими юридическими институтами, исполнение чеголибо конкретного и законность установленной связи и следующего из нее требования. Обязательство адресовано лицу, а не направлено в адрес предмета, и подразумевает соответствующие действия этого лица; следовательно, лицо (если оно физическое, человек) должно быть необходимого для выполнения требования правового качества, а также обладать необходимыми физическими и душевными силами для исполнения: “Сущность обязательства не в том состоит, чтобы сделать тело нашим или какой-либо сервитут, но чтобы принудить другого нам что-либо дать, сделать или предоставить”. По другому классическому определению обязательство направлено к тому, чтобы “dare, facere, praestare, oportere” (дать, совершить, предоставить, сделать должным).

Юридическое качество вышеперечисленных действий несколько отличалось от прямого смысла, предполагаемого языковыми терминами.

Дать - означало передать имущество , т. е. определенного качества вещи , могущие быть предметами обладания лиц, с какой-либо установленной целью; следовательно, это обязательственное действие тесно было связано с переносом вещных прав с одного субъекта на другой.

Совершить - означало осуществить одним лицом в пользу другого действия, имеющие реальный физический смысл и проявления, неделимые и комплексные.

Исполнить - означало, что лицо должно выплатить, возместить нечто; в данном случае подразумевалась материальная форма выплаты, имеющая в том числе и денежное выражение.

Сделать должным - означало, что у лица образовались права на встречное требование, имеющее конкретное выражение и жизненное проявление, сводящееся к первым трем.

Для того чтобы связь долженствования между лицами приобрела правовой характер, т. е. защищаемый юридическими средствами, обязательство должно было обладать определенными внутренними чертами - реквизитами. Некоторые из реквизитов считались основными, без наличия любого из которых обязательство в праве не существовало, а некоторые - дополнительными, уточняющими его правовой смысл.

Обязательство должно представлять правоотношение между двумя определенными (в физическом и юридическом качестве) лицами: не может быть безличных обязательств в силу природы права, не может быть обязательства лица в пользу самого себя, когда два лица сливаются в одной человеческой персоне.

Причем в римском праве эти лица могли быть только физическими лицами - индивидами требуемого правового качества. Обязательство должно предполагать основание для его возникновения, т. е. точную и конкретную причинную связь для требования одного лица на действия другого, признанную правом, а не просто подчиняющуюся силам природы, законам физики и т. п.

Обязательство предполагает исполнение имущественного характера, хотя по своей юридической природе обязательство есть вещь бестелесная и в этом смысле невещественно, оно направлено к удовлетворению потребности во вполне материальных вещах - предметах или услугах ; не может считаться обязательством требование в отношении вещей бестелесных, не предполагающих материальной реализации или вообще неопределенных, никак не связанных с реальностями общежития данного времени и определенного пространства. Обязательство должно предполагать обязанность исполнить требование - оформление связанности одного лица в пользу другого не самоцель (исключая абстрактные и специфические ситуации). Причем исполнение должно быть возможным, т. е. находиться в пределах человеческих сил (а не “выпить море”, “сдвинуть гору” и т. п.), дозволенным (не запрещаться законом или правом), нравственным (не только соответствовать частным интересам двух лиц, тем более лишь одного лица, но и не противоречить интересам общества , выраженным в морали), обязательство должно быть количественно и качественно определенным, поддаваться материальному выражению, как правило - в деньгах.

Дополнительные реквизиты обязательства связаны с наличием в нем гарантий: оно должно подразумевать правовое обеспечение, возможность исполнения помимо воли должника и наличие специального искового требования узкоконкретного (“строгого права”) или общего (“доброй совести”) характера. Без соответствующего иска в римском праве нельзя было говорить о возможном обязательстве.

Обязательство не может не подразумевать материальное его обеспечение: передачу того или иного вещного права в дополнение к требованию обязательства (как правило, в виде залога). С точки зрения права, источники образования обязательственных правовых связей между лицами, или основания возникновения обязательств, связываются далеко не со всякой причинно-следственной связью между действиями людей в отношении друг друга: “Мы обязуемся вещью, или словами, или тем и другим, или согласием, или законом, или по праву магистратов, или необходимостью, или вследствие провинности”. Все отмеченные в этом классическом определении виды образования обязательств сводятся к трем основаниям:

  1. обязательства возникают вследствие договора, заключенного в самых разных юридически действенных формах, т. е. как итог волевых действий двух сторон, желающих образовать между собой предусмотренную связь-обязанность;
  2. обязательства возникают вследствие предписания закона или иного всеобщего по значению правового требования;
  3. обязательства возникают вследствие провинности одного лица в отношении другого (деликта), причем это не чисто личного и субъективного свойства провинность, а признанная неправомерной юридическими установлениями, т. е. правонарушение.

Если второй источник, или второе основание образования обязательств, имеет главным образом публично-правовой характер (хотя требования, вытекающие из этих установленных законом обязательств, могут носить вполне частноправовой характер, например, выплата алиментов), то для сферы частного права характерно превалирование обязательств из договоров и правонарушений.

Стороны в обязательстве

Обязательство есть личное отношение между лицами, так или иначе оформившими своими действиями связь между собой, притом подразумевающее наличие определенных характеристик этой связи, или реквизитов. Обязательство может быть заключено между двумя физическими лицами (индивидами), может быть оформлено между несколькими лицами. В любом случае обязательство подразумевает наличие двух определенных сторон с также определенной ролью, неизменной на протяжении действия данного конкретного обязательства: кредитора и должника.

Кредитор (creditor) - это “тот, кому кто-либо что-либо должен на основании иска, или на основании обвинения... или в безусловном виде, или со сроком , или под условием”. Не всякое субъективное намерение человека считать себя тем, кому многие или все вообще должны, делает его кредитором, но только признание обоснованности этого долженствования со стороны права и закона.

Должник (debitor) - “тот, у кого можно истребовать деньги против его воли”. Долженствование по обязательству в этом классическом определении несколько упрощено (хотя исполнение обязательства и должно предполагать денежный эквивалент), но главная характеристика должника в обязательстве выражена однозначно: истребование против его воли. Долженствование по обязательству есть принудительное, подразумевающее при неисполнении (впрочем, как и при исполнении) причинение должнику ущерба - материального или личного, в зависимости от того периода римского права, к которому относится возникновение обязательства.

В зависимости от личного качества должника или кредитора могут быть разные варианты их правовых требований друг к другу по одному и тому же обязательству, что, однако, никак не влияет на содержание самого обязательства. Кредитор может быть единым физическим или юридическим лицом - должников может быть несколько (как правило, в этом редком для римского права виде обязательств присутствует государство в качестве кредитора, либо это ситуация, образующаяся при переходе к нескольким наследникам единого и цельного долга наследодателя). Может быть ситуация, когда кредиторов несколько, а должник один; в большинстве случаев это отношения в рамках совместной собственности , или condominium; та же ситуация с наследопреемством долга и др. (не путать с ситуацией, когда одно лицо - должник - заключает или иначе оформляет однотипные обязательства - скажем, берет деньги взаймы - одновременно у нескольких разных лиц-кредиторов: здесь идет речь о наличии нескольких обязательств у одного и того же лица).

В обязательстве может присутствовать несколько кредиторов и несколько должников одновременно, причем, в свою очередь, и кредиторы, и должники могут подразумевать наличие между ними главных и добавочных лиц, но в конце концов все сводится к наличию и взаимной ответственности двух. В конце классической эпохи установился принцип, согласно которому исполнение обязательства в целом хотя бы одним из должников в пользу хотя бы одного из кредиторов погашало обязательство полностью и в отношении всех других лиц.

В зависимости от характера ответственности сторон в обязательстве, обязательства могли быть долевыми, когда ответственность несли должники пропорционально их количеству, т. е. в равных частях в рамках общего размера долга, и солидарными, когда один из должников, предполагалось, несет ответственность за всех других полностью в сумме обязательства или в специально установленной доле, не имеющей отношения к общему количеству должников в обязательстве. И долевые, и солидарные обязательства могли равным образом быть активными и пассивными: т. е. касаться не только должников, но и кредиторов, хотя первая ситуация в ее жизненном проявлении была несравнимо более важной.

Перемена лиц в обязательстве

Римское право допускало возможность замены лиц в обязательстве или перенос обязательств на других лиц (в абстрактном выражении обязательство сохранялось в связи между кредитором и должником, характер ответственности которых предопределялся первичным соглашением, но в жизни произошла перемена индивидов, воплощающих эти стороны с точки зрения права). Замена лиц в обязательстве могла происходить двояким путем: 1) в силу требований права; 2) по воле сторон в обязательстве.

В силу требований права обязательства могли переходить по наследству . Принятие наследства в силу универсальности его содержания передавало наследнику, наряду с чисто материальным содержанием наследства (имуществом), и обязанности наследодателя как кредитора и как должника. Однако не все обязательства могли переходить по наследству: не передавались требования личного характера, возникшие вследствие обиды и сходных правонарушений, не переходили обязанности по алиментным выплатам. Обязательство, кроме того, “не может начинаться с наследника”, т. е. не может перейти по наследству обязательство, не оформленное в отношении наследодателя или оформленное им только в отношении своего наследника, не имеющее притом правоустановленной формы - специальных наследственных прав. Переход обязательств по наследству не зависел от специальной воли наследника в отношении их, поэтому этот вид перехода считался общеправовым.

По воле сторон обязательства могли переходить двояким путем: или по обоюдному согласию кредитора и должника, или по одностороннему действию.

Переход обязательства по обоюдному согласию квалифицировался как обновление обязательства (novatio). Обновление происходило или по воле сторон исключительно, или по требованию закона, когда по тем или другим условиям нужно было сменить лицо, выступающее в качестве стороны, или как-то иначе обновить содержание обязанности. Новация должна была обязательно подразумевать что-то новое сравнительно с содержанием прежнего обязательства: другое место, другой срок, добавление или отмену оговорки исполнения, другое лицо.

Переход обязательства по одностороннему действию имел специально регулируемый вид уступки обязательства (cessio).

Кредитор мог уступить (продать) свое право требования по конкретному обязательству неличного содержания (т. е. нельзя было уступать свое право на возмещение за личную обиду, за причиненное увечье, на получение алиментов) другому полноправному лицу. Уступка осуществлялась обычным формальным порядком или по суду. Должник извещался об уступке требования и тем самым освобождался от обязательства перед первым кредитором; его согласие или несогласие на это роли не играло, и отныне предусмотренные обязательством действия он должен был выполнять в отношении другого кредитора.

Первый кредитор (цедент) нес ответственность только за юридическую действительность передаваемого права, но не за его фактическую осуществимость (например, если уступлено право требования денежной выплаты по долгу, то невозможность должника выполнить требуемое в натуре не возлагает на цедента обязанности возместить разницу). Мог уступить свое право по обязательству и должник, но замена должника должна была происходить почти во всех случаях с согласия кредитора (поскольку обязательство могло быть уступлено тому, кто не имел фактической возможности его исполнить, сняв тем самым ответственность с первого недобросовестного должника).

Уступка обязательств имущественного характера обставлялась рядом дополнительных условий: например, нельзя было уступать обязательства в отношении высоких должностных лиц , нельзя было требовать выплаты по уступленному обязательству свыше того, что реально заплатил покупатель (а не того, что вообще предусмотрено по содержанию обязательств), и др.

Обеспечение исполнения обязательств

Способы обеспечения исполнения обязательства показаны на рис. 46.

С утверждением имущественной ответственности резко возросло значение залога как наиболее эффективного способа исполнения обязательств.

Вручение какой-либо ценной вещи кредитору - в качестве средства обеспечения долга - было известно с глубокой древности. Однако общепризнанным средством побудить кредитора-залогопринимателя вернуть заложенную вещь (по уплате долга, разумеется) была угроза бесчестья. Официальное признание залог получает только в конце периода республики. А в начале периода империи было постановлено, что при неисправности должника заложенная вещь поступает в продажу с тем условием, что должнику возвращается излишек, вырученный против суммы долга.

Единственным не чисто правовым способом обеспечения обязательств признавался залог - специфическое вещное право, передаваемое должником кредитору в отношении своих вещей: “В собственном смысле мы называем залогом то, что переходит к кредитору, при ипотеке же к кредитору не переходит владение”. Позднее помимо залога вещей установился и залог обязательств как способ гарантии других обязательств (получение, например, нового займа гарантировалось передачей в залог долговой расписки от другого должника).

В случае неисполнения обязательства без особых судебноправовых процедур кредитор имел право погасить обязательство за счет стоимости предоставленной ему вещи либо получением полного права собственности на вещь как бы погашал предшествующее обязательство.

Особым видом залога становится в период империи ипотека недвижимости . Земля, поступившая в ипотеку, оставалась в руках собственника. Обрабатывая ее, должник получал доход для своевременного возврата займа. Но если долг оставался невыплаченным, ипотечный залог поступал в собственность кредитора. В ипотеке мог находиться инвентарь должника-арендатора. Мебель, завезенная квартирантом, считалась находящейся в ипотеке домохозяина по закону (законный залог) и т. д.

Помимо этого средствами обеспечения займа служили поручительство третьего лица и задаток. Способом установления поручительства служила обычно стипуляция: поручитель принимал на себя то же обязательство, что и сам должник; но ему, поручителю, давалось при этом право “обратного”, т. е. регрессного, требования к неисправному должнику.

Прекращение обязательств

По общему правилу, действующему и в наши дни, договоры, однажды заключенные, оставались нерушимыми и прекращались взаимным исполнением.

В особых случаях обязательство могло быть прекращено:

а) в результате новации, состоявшей в перенесении долга в другое обязательство, заключенное теми же сторонами;
б) вследствие отказа кредитора от своего права (требования);
в) по истечении времени, установленного для заявления искового требования, - исковой давности , ибо по преторскому эдикту право на некоторые иски могло быть реализовано в течение года (с момента неисправности должника).

Как исключение из общего правила должник освобождался от ответственности, если исполнение обязательства стало невозможным из-за неустранимых и чрезвычайных событий, не зависящих от его воли: кораблекрушения, стихийного бедствия и т. д.

Основания прекращения обязательств (рис. 47).

Содержание обязательства и вытекающие из него взаимные требования кредитора и должника предполагали временную конечность: обязательство не могло быть вообще постоянной обязанностью, обязательство не могло не предполагать своего прекращения при определенных условиях. Обязательства могли прекратиться сами собой, но могли быть и исполнены; то и другое исключало возможность продолжения взаимных требований кредитора и должника по этому обязательству. Собственно с этих моментов они прекращали выступать по отношению друг к другу как кредитор и должник. Обобщающих терминов и обобщающей конструкции “прекращения”, “исполнения” и т. п. обязательств римская юриспруденция не выработала, основываясь только на отпадении оснований для отдельных требований из обязательств.

Обязательства прекращались - т. е. утрачивали свою силу требования как кредитора, так и должника, хотя бы прекращение последовало действиями с одной стороны, - по основаниям, связанным с:

а) смертью лиц, участвовавших в обязательстве, - как физической, так и юридической (лишение гражданства и т. д.); если обязательство носило личный характер, то этим оно прекращалось безусловно, если имущественный - то прекращалось, если обязанности кредитора и должника не переходили по наследству;
б) добровольным соглашением двух сторон - кредитора и должника - об отсутствии в дальнейшем между ними взаимных прав и обязанностей - контрактус консенсус (contractus consensus); причем соглашение это могло быть достигнуто строго теми же лицами, что заключили обязательство; если оно не было уступлено в порядке цессии, нельзя было согласиться с прекращением обязательств в пользу третьих лиц;
в) прощением со стороны кредитора, который тем самым отказывался от своих требований;
г) давностью невостребования исполнения, которая в любом случае не была больше общей исковой давности, отсчитываемой с момента, предусмотренного в обязательстве.

Обязательства погашались исполнением или платежом. Не всякое вообще исполнение могло погасить обязательство: исполнение должно было быть осуществлено лицами, выступающими в обязательстве в качестве кредитора и должника, в срок, который был предусмотрен в обязательстве или установлен законом для исполнения обязательств того рода, который соответствует содержанию изначального обязательства (т. е. не считалась исполнением, например, выплата суммы долга кому-то еще, кроме кредитора, спустя год после требуемого срока или выплата долга не деньгами, а собачьими костями, пусть предполагаемой равной ценности). Специальным требованием римского классического права к исполнению обязательств было соблюдение формы, или процедуры: “Заключение и расторжение сделки должно иметь одну и ту же форму”.

Если обязательство возникало вследствие манципации (особой процедуры отчуждения вещи - фактической или символической), то и исполнение должно было происходить в тех же формах: пять свидетелей , весовщик, произнесение торжественных слов и т. п. Если обязательство возникало вследствие специальной процедуры (под условием самозаклада), то и исполнение должно было сопровождаться той же символической процедурой и как бы снимать с должника все ранее предполагавшиеся следствия.

Таким образом, римское право сформировало одно из существеннейших требований обязательственного права, заключавшееся в том, что простой платеж недостаточен для полного погашения обязательства: он должен сопровождаться точными формализованными актами. С распространением права “доброй совести” погашение обязательств могло быть признано и с исполнением в виде неформального платежа - солиция (solitio), но должны были теперь представляться юридические гарантии исполнения. Для обязательств, заключенных в письменной форме, исполнение обязательно должно сопровождаться письменной распиской о получении платежа; для обязательств, заключенных в другой форме, устных и т. п., можно было прибегнуть к расписке, но можно было представить пять свидетелей исполнения.

Обязательства могли погашаться зачетом - компенсацией (compensatio) как случайной формой погашения (поскольку, в отличие от исполнения, зачет не был обязательным сопровождением обязательства между двумя лицами). Зачет обязательств наступал либо ипсо факто (ipso facto), либо по соглашению сторон, либо по исковым требованиям в суде при наличии встречных требований кредитора и должника друг к другу. Абстрактный вид зачета наступал в ситуации, когда кредитор и должник совпадали в одном лице (наследовал чье-то имущество, а вместе с ним и обязательство вернуть вещь самому себе).

В других случаях зачет обязательств предполагал неформальную сделку или решение суда , но не все обязательства вообще подлежали зачету в любом случае: зачету подлежали обязательства встречные, одного и того же вида, ясные, однородные, зрелые (т. е. с уже наступившим сроком исполнения), действительные. Так, нельзя было взаимно зачесть обязательство должника вернуть долг кредитору и обязательство того построить для первого дом, взаимно зачесть требование возместить обиду и выполнить какую-то работу и т. п.

Ответственность за неисполнение обязательств

Если обязательство не прекращалось, не было исполнено и не было условий для зачета его другим, то наступал факт неисполнения обязательства, предусматривавший специальную ответственность должника.

Неисполнение обязательства прежде всего - в жизненной реальности - приобретало характер просрочки (mora). При долгах с неопределенным сроком уплаты обязательство предполагает напоминание об обязанности его исполнить, при долгах срочных - необходимость в напоминании отпадает, так как само окончание срока говорит об обязанности должника: “dies interpellat pro homine”. Обязательства, возникшие в силу правонарушения, исходят из того, что должник (причинитель вреда) всегда в просрочке: вор, например, пребывает в просрочке с момента кражи. Просрочка исполнения усиливает ответственность должника, который должен впредь не только отвечать соответственно прямому содержанию обязательства, но и обязывается к возмещению неполученных доходов кредитора.

Может быть ситуация и с просрочкой исполнения со стороны кредитора, когда должник прямым и недвусмысленным образом выразил готовность выполнить обязательство (например, вернуть долг), но кредитор - по тем или иным причинам (отсутствие, болезнь, злонамеренность) - отказывается или не способен принять исполнение. Просрочка кредитора снижает вину должника в ряде специальных договоров, но не освобождает вообще от исполнения обязательства; кредитор не вправе усугублять вину должника еще и ответственностью за просрочку.

Просрочка отпадает с прекращением обязательства вообще. Кроме того, может быть общегосударственная отсрочка платежей (moratorium) в силу тех или иных общественных интересов или внешних обстоятельств на срок не более пяти лет.

Мораторий предоставлялся или конкретным должникам, или по какому-то единому виду обязательств решением верховной власти или совместным объявлением кредиторов.

Неисполнение обязательств может наступить и вследствие прямого отказа от исполнения его без признанных законом обоснованными причин. Так, в случае просрочки, отказ от исполнения ставит вопрос о принудительной ответственности по обязательству.

Ответственность по обязательствам в римском праве предполагалась двоякой: личной в ранний период классической эпохи и материально-имущественной в более поздние времена.

Личная ответственность по обязательствам вытекала либо из подразумеваемой гарантии долгового обязательства личностью должника, либо из специальной процедуры самозаклада (nexum), т. е. смыслом обязательства была отдача себя в зависимость за долги. Законом Петелия (326 г. до н. э.) долговое рабство для римских граждан было отменено, но и в дальнейшем гарантии обязательства поддерживались возможностью применения личного принуждения к должнику. Имущественная ответственность могла охватывать все имущество должника, принадлежавшее ему лично: отделенное или обособленное имущество членов семьи не подпадало под долговое исполнение.

Ответственность по обязательствам предполагалась в объеме, предусмотренном содержанием обязанности. Возможно было увеличение или уменьшение этого объема в зависимости от мотива неисполнения: злонамеренность неисполнения влекла дополнительные санкции, которые ввиду невозможности выяснить для неденежных обязательств неполученные доходы или упущенную выгоду, по сути, были штрафными; другие обстоятельства виновности неисполнения могли смягчить эти санкции. Должник в большинстве обязательств освобождался от ответственности за случай, который послужил причиной неисполнения.

Emptio-venditio sicut consensu contrahitur, ita contratio con-sensu resolvitur, antequam fuerit res secuta (D.18.5.3).- Купля-продажа, подобно тому, как она в силу соглашения заключается, так и обратным соглашением расторгается, если при том исполнение еш,е не последовало.

Это положение соответствует излюбленной в римском праве симметрии порядка возникновения и прекращения обязательства.

Новация (обновление)

354. Сущность новации . Новация состоит в прекращении обязательства путем замены его новым обязательством.

Nova nascitur obligatio et prima tollitur translata in posteriorem (Гай. 3.176). - Возникает новое обязательство, причем первоначальное прекращается с переходом его в новое.

Берем пример новации:

Quidquid ех vendito dare facere oportet promittis? Promitto. -

Обещаешь ли все, что следует дать и сделать в силу проданного тебе? Обещаю.

В данном примере первоначальное обязательство вытекало из купли-продажи; оно заменяется новым обязательством, облеченным в форму стипуляции, причем новирующая (обновляющая) сти-луляция содержит ссылку на прежнее, обновляемое обязательство. Это последнее положение выражается так: данная новирующая стипуляция является титулированной, т.е. она содержит ссылку на титул, правооснование, откуда она возникла. Она может содержать ссылку на целый ряд обобщаемых, новируемых обязательств из разных оснований, как это имеет место в аквилиевой стипуляция (п. 350) в ее редакции.

Quidquid te mihi ex quacumque causa dare facere oportet... -

Всё, что ты мне должен по какому бы то ни было основанию...

Если первоначальное обязательство в действительности не существовало, например, был продан свободный человек, или мертвый раб, или кто-либо ошибочно считал себя должником, то и новация не имеет силы и может быть оспорена как путем иска (condictio incerti), так и путем exceptio doli (D. 44.4. 7. pr.). Если первоначальное требование не пользовалось исковой защитой, например, если речь шла о предоставленном подвластному сыну займе, не пользующемся исковой защитой (п. 466), то после того, как подвластный стал самостоятельным лицом, он вправе новировать первоначальное обязательство (С. 4. 28. 2). Оставаясь подвластным, он новировать не мог (D. 46. 2. 25).

Новация, поскольку она облекалась в форму стипуляции, служила так же, как и вообще стипуляция, для укрепления прежнего договора, для замены запутанных расчетов ясными и краткими.

Новирующее обязательство должно в чем-нибудь отличаться от первоначального. Ita demum novatio fit, si quid in posteriore stipulatione novi fit - новация только тогда имеет место, когда во второй стипуляции содержится что-либо новое. Это новое может состоять в том, что меняется характер обязательства либо меняется личность кредитора или личность должника. Изменение характера обязательства может состоять в том, что в новое обязательство вводится условие или срок либо, наоборот, устраняется условие или срок, имевшие место в первоначальном обязательстве. Может измениться и самое основание первоначального обязательства. Мы видели выше, например, что обязательство из договора купли-продажи может быть новировано обязательством в форме стипуляции.

355. Делегация . Особо следует рассмотреть новацию обязательства путем замены его субъектов, а именно: если кредитор заменяется новым лицом, то мы имеем дело с активной делегацией, делегацией требования, delegatio nominis или просто делегацией; если же меняется личность должника, то говорят о пассивной делегации или экспромиссии. Остановимся на активной делегации как более частом случае. Изобразим ее графически:

Допустим, что рабовладелец K1 продал покупателю D рабов; D обязан уплатить в пользу K1 стоимость рабов 10 тысяч сестерций. В свою очередь K1 должен уплатить судовладельцу K2 за фрахтованное судно (navem conduxit) 10 тысяч сестерций. Рабовладелец K1 дает распоряжение должнику D в погашение уплаты за рабов принять на себя новое обязательство перед судовладельцем K2 об уплате последнему суммы 10 тысяч. Это новое обязательство можно было заключить двумя способами.

(1) Новый кредитор, судовладелец К, заключает с должником D стипуляцию следующего содержания: «Quod Primo creditori (K1 dare debes, mihi (K2) tu (D) dare spondes?» Новое обязательство содержит в себе ссылку на прежнее обязательство; перед нами так называемая титулированная делегация. Этот случай, который имеется в виду у Папиниана:

Emptor cum, delegante venditore, pecuniam ita promittit: quidquid ex vendito dare facere oportet (D. 46.2.27). - Когда покупатель [D] no приказу продавца обязуется [перед K2] уплатить деньги, какие с него [D] причитаются по договору купли-продажи [в пользу K1].

При титулированной делегации должник (покупатель D) сохраняет против нового кредитора (K2) те возражения, которые он имел против старого кредитора (K1).

(2) Возможен, однако, и другой способ. Должник (D), по предложению старого кредитора (K1), обязуется уплатить судовладельцу - новому кредитору (K2) определенную сумму денег; стало быть, не «quod Primo dare debes» и не «quidquid ex vendito dare facere oportet», a абстрактно «decem dari spondes». Здесь перед нами так называемая delegatio pura, чистая делегация. В результате D не вправе будет противопоставить новому кредитору судовладельцу (K2) те возражения, которые вытекали из сделки покупки должником рабов у рабовладельца (K1). Это тот случай, который предусмотрен у Павла:

Doli exceptio quae poterat deleganti opponi, cessat in persona creditoris, cui quis delegatus est (D. 46. 2.19). - Возражение о недобросовестности, которое можно было противопоставить старому кредитору, теряет силу в отношении нового кредитора, которому был переведен должник.

В конце цитируемого отрывка дается объяснение, почему не допускаются (прежние) возражения против второго кредитора. Объяснение состоит в том, что в частноправовых договорах и соглашениях истцу нелегко узнать, что имело место между должником и старым кредитором, а если бы даже новый кредитор это узнал, то он должен это оставить без внимания, чтобы не показаться не в меру любопытным - etiamsi, sciat, dissimulare debet, ne curiosus videatur. Институту «чистой делегации» суждено было обширное применение в дальнейшей истории. Если рабовладельца К заменить средневековым флорентийским менялой (трассантом), а должника D венецианским банкиром (трассатом), нового же кредитора К сыном флорентийского торговца (ремиттент), обучающимся в качестве студента в Венеции, - то перед нами переводный вексель , выходящий, однако, за рамки настоящего изложения.

356. Animus novandi (намерение совершить новацию) . Для наличия новации требуется, как мы видели, изменение первоначального обязательства либо со стороны его характера, либо в отношении его субъектов. Но помимо этой объективной стороны дела источники говорят также о субъективном моменте; требуется, чтобы у сторон было намерение новировать обязательство - animus novandi.

Novationem ita demum fieri, si hoc agatur, ut novetur obligatio (D. 46. 2. 2). - Новация только тогда происходит, если действие было направлено к тому, чтобы обязательство было новировано.

Поскольку Гай не упоминает об animus novandi, полагают, что этот реквизит (требование, условие) появился после Гая. В Институциях Юстиниана (3. 29. 3-а) рассказывается, что выявление этого намерения сторон - animus novandi было делом нелегким и старая школа юристов ввела различные презумпции (предположения), позволяющие судить о намерении сторон.

Некоторые критерии для суждения о намерении сторон сохранились в источниках. «Если деньги даны взаймы без стипуляции и тотчас же заключена стипуляция, то договор один; то же нужно сказать, если заключена стипуляция и вскоре даны деньги» (D. 46. 2. 6.1).

Помпоний держался того мнения, что при наличии двух обязательств, направленных на одну цель, силу имеет только одно обязательство.

Qui bis idem promittit, ipso iure ampUus quam semel non tenetur (D. 45. 1. 18). - Кто обязуется дважды об одном и том же, тот по праву отвечает не более чем единожды.

Это положение связано со старым процессуальным правилом пе bis de eadem re sit actio - нельзя дважды предъявлять иск об одном и том же.

357. «Конкуренция » двух обязательств . Однако потребности практики, в особенности по договору купли-продажи (D. 19. 1. 11. 6) заставили острее поставить вопрос о возможности одновременного существования (конкуренции) двух обязательств, направленных на одну и ту же цель, с тем что одно обязательство не поглощается, не новируется другим, а существует рядом с ним, но удовлетворение получается только по одному из них.

Non est novum, ut duae obligationes in eiusdem persona de eadem re concurrant (D. 19. 1. 10. Ulpianus). - Hem ничего нового в том, чтобы рядом существовали два обязательства одного и того же лица об одном и том же предмете.

Это положение включено в сводные нормы старого права - regulae iuris antiqui:

Ex pluribus causis deberi nobis idem potest (D. 50. 17. 159. Paulus). - Одно и то же может нам причитаться по нескольким основаниям.

Разумеется, в силе остается правило, что bona fides non patitur, ut bis idem exigatur (D. 50. 17. 57). -

Добрая совесть не терпит, чтобы одно и то же взыскивалось дважды.

При Юстиниане в 530 г. была проведена реформа в области новации как по вопросу о критериях распознавания animus novandi, так и по вопросу об одновременном существовании двух обязательств, направленных на одну цель. По первому вопросу было установлено, что намерение произвести новацию не предполагается; если стороны хотят совершить новацию, то они должны это положительно и определенно выразить.

Tunc solum fieri novationem quotiens hoc ipsum inter contra-hentes expressum ftierit (I. 3. 29. 3-a). - Только тогда имеет место новация, когда это именно было положительно выражено договаривающимися сторонами.

По второму вопросу о том, какова судьба двух обязательств в тех случаях, когда новация не возникает, Юстиниан постановляет:

Мапеге et pristinam obligationem et secundam ei accedere (I. 3. 29. 3-a). - Остается и первоначальное обязательство, а второе к нему присоединяется.

358. Судебная новация . Новирующее (обновляющее) действие оказывали на обязательство различные стадии процесса, а именно должник по обязательству становился после предъявления к нему иска ответчиком по иску.

Tunc obligatio principalis dissolvitur, incipit autem teneri reus litis contestatione (Гай. 3. 180). - В этом случае первоначальное обязательство развязывается и ответчик начинает быть обязанным в силу литисконтестации [вступления в ответ по иску ].

Это новирующее действие отдельных стадий процесса было отмечено уже юристами старой республиканской школы:

Et hoc est quod apud veteres scriptum est: ante litis contestationem dare debitorem oportere, post litem contestatam condemnari oportere, post condemnationem iudicatum facere oportere (Гай. 3. 80). - Это и есть то самое, что написано у старых юристов: до вступления в ответ по иску должник обязан к действию, после вступления в ответ по иску он обязан подчиниться будущему решению, после присуждения он обязан выполнить решение.

Тут новация происходит в силу процессуальных правил; вот почему в отличие от новации, основанной на добровольном согласии сторон, в данном случае говорят о «необходимой» новации, novatio necessaria.

Невозможность исполнения

359. Невозможность физическая . Главный случай прекращения обязательства при невозможности исполнения тот, когда предмет обязательства, индивидуальная вещь (species), погиб физически или стал юридически невозможен для исполнения, притом без вины должника.

Пример физической невозможности:

Si certos nummos, puta qui in area sunt, stipulatus sim et hi sine culpa promissoris perierint, nihil nobis debetur (D. 45.1. 37). -

Если предметом обязательства являются определенные монеты, например, находящиеся в данной шкатулке, и они погибли без вины должника, то ничего не причитается.

360. Невозможность юридическая . Пример юридической невозможности:

Si alienum hominem promisi et is a domino manumissus est, liberor (D. 46.3. 98. 8). - Если я продал чужого раба, а он хозяином отпущен на волю, то я от обязательства освобождаюсь.

Иначе обстоит дело, если исполнение объективно возможно, но оно сопряжено с большими трудностями, которые не были предвидены. Пример:

Aream promisi alienam, in ea dominus insulam aedificavit; ...peti potest area et aestimatio eius solvi debebit (D. 46. 3. 98. 8). -

Предметом моего обязательства был чужой строительный участок; на нем хозяин участка выстроил доходный дом; ..можно требовать участка, и должна быть уплачена оценка его.

Обоснование этого решения: поп enim desiit area in rerum natura esse - участок не перестал объективно (в природе вещей) существовать.

361. Невозможность первоначальная . От случаев, когда обязательство прекращается вследствие наступившей невозможности исполнения, следует отличать случаи, когда вследствие невозможности обязательство не возникает:

Si quis rem, quae in rerum natura non est aut esse non potest, dari stipulatus fuerit, veluti Stichum qui mortuus sit, quem vivere credebat, aut hippocentaurum, qui esse non possit, inutilis erit stipulatio (I. 3.18.1). - Если кто-либо выговорит в свою пользу предмет, который не существует или не может существовать в природе вещей, например, Стиха, которого он считал живым, а в действительности он умер, или иппоцентавра, который не может вообще существовать, то такое обязательство будет недействительно.

В таких случаях действует принцип: Impossibilium nulla obligatio est - обязательство, предмет которого невозможен, ничтожно (D. 50.17.185).

Обязательство, возникшее в результате заключения контракта (договора) или по иным основаниям, в силу самой своей природы должно быть прекращено. Римское право сформулировало ясные понятия, определяющие юридические характеристики оснований прекращения обязательств.

Прекращение обязательства означает погашение тех прав и обязанностей, которые оно содержит. Право предусматривает различные способы, в результате которых это происходит: зачет , новацию , мировую сделку (прощение долга) , совпадение должника и кредитора в одном лице , невозможность исполнения . Но главным основанием прекращения является исполнение обязательства.

Исполнение (solutio).

Исполнение есть осуществление должником тех действий, которые составляют его обязанность. Гай лаконично определяет этот принцип: "Обязательство погашается преимущественно платежом должного..."

Обязательство должно быть исполнено надлежащим образом ; это означает, что соответствующие действия надлежит совершить в точном соответствии с содержанием обязательства применительно к его субъектам , предмету в установленный срок и в надлежащем месте .

Когда рассматриваются субъекты исполнения, то выясняется: кто может исполнить и кому можно исполнить. Вышеприведенное правило Институций Юстиниана свидетельствует, что не существовало ограничений в личности должника: юридически действительным признавалось как исполнение самим должником, так и третьим лицом; для римского права не характерно наличие строго личных обязательств, исполнение по которым должен предоставляет исключительно должник. Принять исполнение мог кредитор либо то лицо, которому он приказал это сделать.

Обязательство считается исполненным, когда предоставлено в полном объеме то, что является его предметом. В силу этого, кредитор вправе отказаться от принятия частичного исполнения . Равным образом, не допускалась замена исполнения , то есть платеж одного, вместо другого. Однако, при согласии кредитора частичное исполнение будет признано освобождением должника от части долга, а замена исполнения - дача в уплату (datio in solutum) надлежащим исполнением.

Определение срока исполнения важно в договорных обязательствах, но часто бывает, что стороны не оговаривают момент, когда исполнение должно быть совершено. Первоначально действовало правило, что если срок в договоре не установлен, "долг возникает немедленно" или иначе говоря: "если договор заключен без срока и условия, то момент возникновения обязательства и срок исполнения совпадают". (3) Но постепенно пришли к убеждению, что зачастую не реально требовать немедленного исполнения (исполнение предусмотрено в ином месте, нежели место установления обязательства; характер исполнения таков, что требует предварительной подготовки и пр.)


Было выработано правило, что "когда в обязательствах не предусмотрен срок, то исполнение может быть потребовано немедленно, за исключением однако случая указания такого места исполнения, из которого можно сделать вывод о времени, необходимом для прибытия на место". (4)

При рассмотрении срока исполнения возникает вопрос о допустимости досрочного исполнения. Единого правила на этот счет выработано не было, но юристы полагали, что возможность или невозможность досрочного исполнения зависит от того, в чьих интересах установлен срок: если он установлен в интересах кредитора, то он вправе отказаться от досрочного исполнения, если в интересах должника, то досрочное исполнение допускается.

Всякое обязательство, установлен ли в нем срок для исполнения самими сторонами, или предполагается разумный срок исполнения, должно быть исполнено в срок. В противном случае наступает просрочка , являющаяся основанием возникновения юридической ответственности допустившего просрочку лица.

Если в договоре стороны установили место, в котором обязательство должно быть исполнено, то кредитор вправе не принимать исполнение, предложенное в другом месте. Часто место исполнения связано с существом предмета: предполагается, что недвижимость передается в месте ее нахождения. Если же невозможно установить место исполнения ни из соглашения, ни из иных обстоятельств, то применялись правила, что должник вправе предоставить исполнение в месте, где застанет кредитора, но обязан исполнить там, где к нему будет предъявлено требование. (5)

Новация (novatio).

Новация (обновление) - это прекращение обязательства, посредством замены его новым обязательствам. Гай в следующих выражениях описывает эту юридическую конструкцию (Кн.3, 176): "Кроме того обязательство погашается обновлением, если я, например, стимулирую, чтобы то, что ты мне должен, было дано Тицием. Ибо со вступлением нового лица возникает новое обязательство, а первое, перенесенное в последующее, прекращается..."

Новация имеет место всякий раз, когда вносится что-то новое в прежнее обязательство: меняется должник или кредитор (что обозначалось термином делегация ), вводится условие или срок, либо имевшиеся условие или срок отменяются; изменяется предмет предоставления (вместо платежа за купленную вещь предусматривается оказание услуги) и пр.

Для действительности новации необходимо наличие намерения сторон новировать обязательство (animus novandi). При этом наличие такого намерения не презюмируется (не предполагается исходя из обстоятельств дела): оно должно быть ясно выражено в соглашении сторон о новации.

Зачет (compensatio).

Зачет может иметь место тогда, когда у двух субъектов существуют друг к другу встречные требования, возникшие из разных обязательств; следовательно, зачет - это погашение одного требования другим, встречным требованием. Общие правила о зачете содержатся в Дигестах (Д.16.II): "1. (Модестин). Зачет есть взаимный расчет (contributio) долга и требования. 2. (Юлиан). Каждый устраняет предъявляющего к нему требование кредитора, который вместе с тем является и должником, если он готов произвести зачет. 3. (Помпоний). Зачет является необходимым потому, что для нас важнее не платить, чем требовать обратно уплаченное".

Полагают, что данная конструкция возникла при судебных разбирательствах из операций банкиров (argrntarii) в рамках формулярного процесса, то есть в классический период. Если банкир предъявлял иск клиенту, он обязан был указать в интенции формулы остаток по счету, то есть разницу между тем, что давал клиенту (кредит) и тем, что от него получал (дебет); этот остаток (сальдо) и определял сумму требования. Таким образом, возникла обязанность профессиональных торговцев предъявлять иск по зачете ; в противном случае в иске отказывалось из-за превышения исковых требований (plus petitio). (6)

Долгое время зачет применялся только в связи с определенными обязательствами и лишь постепенно (окончательно, в эпоху Юстиниана) приобрел черты универсального способа прекращения обязательств, применение которого допускается при наличии определенных условий; не допускался только в обязательствах из поклажи (хранения). Об этом свидетельствует следующий фрагмент из Институций Юстиниана (Кн.4, 30): "В исках доброй совести предоставляется, очевидно, полная возможность определить, сколько ex aequo et bono следует возвратить истцу. В судебной оценке наблюдается еще следующее: если, в свою очередь, истец является должником ответчика, то кондемнация делается на ту сумму, которая остается за вычетом суммы, следуемой с истца в пользу ответчика. Но по рескрипту божественного Марка и в исках строгого права при возражении о злом умысле имела место компенсация. Наша, однако, конституция расширила те компенсации, которые опираются на открытом праве, на иски вещные, личные и другие, за исключением лишь иска из депозита: мы нашли безусловно невозможным дать при иске из депозита компенсацию, дабы никто под прикрытием компенсации не подвергался обману при отыскании оставленных в качестве поклажи вещей".

В целом, условия применения столь широко понимаемого зачета, сводились к следующим:

а) зачитываемые требования должны быть встречными (кредитор по одному обязательству является должником по другому обязательству между теми же лицами);

б) требования должны быть ликвидными (то есть такими, которые не обременены иными обязательствами);

в) зачитываются только такие требования, срок исполнения по которым уже наступил ;

г) встречные требования должны быть однородны ; следовательно больше всего подходят для зачета денежные обязательства . (7)



Отзывы (через Facebook):

Оставить отзыв с помощью аккаунта FaceBook:

Еще древние китайцы называли богатство одним из обязательных условий духовного роста. При этом, обретая богатство, важно четко понимать законы того общества, в котором потом жить. Иначе возможны сюрпризы.